Система навыков Дальнейшего ЭнергоИнформационного развития
Библиотека
Вопросы информационно-психологической безопасности личности - К.В. Титов.
15.12.10

Титов Кирилл Валентинович

1. Введение

Архиважность и сложность проблемы информационно-психологической безопасности (далее - ИП) личности и экспертизы факторов, воздействующих на нее, очевидна, так как все аспекты жизни социума являются результатом суммы поведения его индивидуумов, где индивидуальное поведение субъекта определяется его личной психикой, как информационной системой.

При этом суммарное поведение субъектов, аккумулируясь на групповом, а затем и массовом уровнях, резко усиливает свое влияние на значимые социальные процессы, прежде всего государственного уровня.

Вследствие этого любые факторы, воздействующие на личность, обладают на групповом и массовом уровне значительным уровнем воздействия, а факторы, представляющие собой даже незначительную угрозу безопасности личности, способны представлять собой на следующих уровнях большую коллективную опасность.

Проиллюстрировать сказанное можно констатацией факта, что негативные ИП факторы, такие, как просмотр недоброкачественной или очевидно вредной для здоровья рекламы, просмотр программ, содержащих насилие, членство в фундаменталистской или экстремистской религиозной организации, прочтение материалов, пропагандирующих наркотики, знакомство с антипатриотическими текстами - подвергают каждый отдельно взятый индивидуум значительно меньшей опасности, чем социум, в котором он находится.

В этой связи проблема ИП безопасности, свободы от угрожающих индивидууму факторов, личности, выступает на первый план как определяющая ИП безопасность общества против так называемого "беспредела".

Выработка базы для регулирования на этом фундаментальном уровне позволила бы решать важные задачи безопасности не только индивидуального, но и общественного сознания, а также позволило бы выработать подходы ИП защиты в специализированных областях, таких, как безопасность предприятия и противодействие факторам информационных войн.

Несмотря на это, в настоящее время вопрос ИП безопасности каждого индивидуума находится в нашей стране в фазе первичного рассмотрения и окружен юридическим вакуумом, что обусловлено несколькими объективными факторами.

Главным фактором в данном случае является вопрос принципиального подхода к определению легитимности факторов, осуществляющих воздействие на личность, так как ошибка в решении этого вопроса приводит к нарушению стразу нескольких статей Конституции" РФ и государств СНГ.

Вторым фактором является отсутствие единой научной, теоретической и классификационной базы, позволяющей осуществить повторяемый критериальный подход к экспертизе факторов, воздействующих на личность.

Третьим фактором является отсутствие выработанного подхода к определению степени реализации ИП угрозы, то есть подхода к оценке нанесенного индивидууму вреда.

Четвертым фактором является отраслевая масштабность проблемы, имеющей свои аспекты проявления на разных уровнях социума - от проблемы религиозной культуры и компьютерной преступности до политического сознания и индивидуального здоровья - слишком многочисленных, чтобы их перечислять, но требующих времени на отдельную отработку.

В условиях существования данных четырех факторов попытки поверхностного, в том числе запретительного, решения вопросов ИП безопасности личности интуитивно, на уровне бытового, а не научного сознания, скорее повышает ИП небезопасность социума, зачастую балансируя на грани прямого нарушения ст. 28 и 29 Конституции РФ или преступая ее.

Иллюстрацией может служить осознанно введенный религиозными кругами термин "тоталитарная деструктивная секта", не имеющий под собой юридического содержания, однако в настоящее время масштабно использующийся соответствующими структурами как средство борьбы с конкурентами, приводя к прямой пропаганде религиозной ненависти, вспышкам насилия и ущербу как минимум достоинства членов многих, в том числе традиционных для России, конфессий, ославленных "сектантами".

Можно предположить, что отсутствие решения перечисленных проблем будет и в дальнейшем усиливать ИП небезопасность общества, в особенности если учитывать непрерывно растущий интерес иностранных кругов к концепции информационных войн.

Суммарная важность вопроса такова, что саму задачу поиска решения указанных вопросов необходимо ставить как можно широко - и начинать с попытки создания классификации воздействий.

В настоящей обзорной статье предлагается к обсуждению вариант классификации воздействий на личность, основа которого наиболее близко соотносима с проблемой легитимности\нелегитимности потенциального воздействия, а именно классификации, основанной на сопоставлении компонентов адекватно осознаваемого (а соответственно, поддающемуся сознательному и правовому регулированию) и неадекватно осознаваемого (нерегулируемого и потенциально способного представлять собой угрозу) влияния информационного пакета.

Такой подход нам представляется оправданным по двум причинам.

Прежде всего, он позволяет выработать практические подходы к решению проблемы, поскольку соотношение адекватно осознанного и неадекватно осознанного в информационном пакете достаточно легко определить при помощи несложных тестов, к примеру, неосознаваемое влияние видеоряда очевидно выявляемо при сравнении реакции группы на видеоряд и саундтрек по сравнению с реакцией группы, которой было предъявлено максимально близкое к действительности раздельное описание или предъявление видеоряда и саундтрека.

Далее, конституционное понятие "свобода мысли", рассматриваемое в связи с внешними по отношению к индивидууму воздействиями, прямо указывает на приоритет сознательных решений по отношению к решениям, принятым неосознаваемо, соответственно данный подход опирается на такие определяемые именно выбором сознания человека ценности Конституции РФ, как свобода мысли и свобода вероисповедания (ст.28 и 29), имея, в том числе, существенное отношение к ст. 21-23,, 30, 34, 37,41,44.

2. Понятия и определения

В своем анализе мы будем понимать ИП воздействие на личность как любое воздействие на личность посредством передачи ей информации в любом виде.

Необходимость определений в данной области прежде вызвана как необходимостью корректности дальнейшего обсуждения, так и требованием четкого выделения аспектов дискуссии. Первичным определением в данной ситуации является понятие ИП свободы личности.

Информационно-психологическая свобода личности это ситуация, когда воздействующий на личность информационный пакет способен быть адекватно, исчерпывающе проанализирован сознанием личности и преобразован в свободные суждения.

Соответственно, ситуации намеренного введения в заблуждение, ограничения информации, гипнотического воздействия, использования психологии толпы, сообщение неистинных сведений лицу, находящемуся в измененном состоянии сознания (к примеру, в алкогольном опьянении) и аналогичные есть посягательства на ИП свободу личности.

Информационно-психологическая безопасность личности это ситуация, когда информационные пакеты, воздействующие на личность, не несут в себе факторов, нарушающих условия информационно-психологической свободы личности.

Соответственно, ситуации сообщения личности заведомо ложных сведений или попытка ввести инструкции лицу, находящемуся в состоянии снятия барьеров восприятия (трансовом состоянии, возникающем при попадании в резко измененные условия, при скандировании, речитативе, религиозном обряде, опьянении), внезапном отвлечении, без предварительного сообщения этих установок и аналогичные уже являются попыткой нарушением условия ИП безопасности личности, даже если они не принесли ущерба. Тогда как ситуации сообщения личности о реально предстоящем стихийном бедствии или введения под гипнозом предварительно согласованной с клиентом установки на прекращение табакокурения и аналогичные не являются нарушением условия ИП безопасности личности, даже если результатом явился нервный срыв или страдания от нехватки никотина.

Адекватно осознанный информационный пакет - это совокупность комплексно воздействующих на психику факторов, результат сознательного восприятия которых идентичен их общепринятому буквальному словесному или символическому содержанию.

Соответственно, объявление в газете о продаже квартиры, сообщение личности интересующей ее информации, сослагательное рекламное заявление, начинающееся со слов "если" и аналогичные - осознаются практически адекватно своему буквальному содержанию. С другой стороны, насыщение старого термина не общепринятым значением (культовый язык), суггестивная реклама (реклама средств от изжоги, начинающаяся с сердечного заявления о том, что у зрителя "опять изжога" и, пока человек снял барьер восприятия, прислушиваясь к себе, вбивающая в его голову название препарата), создание параллельных сообщений (обвинитель, воздействующий на присяжных заявлением, что подсудимый не любит правительство, хотя данное заявление не имеет отношения к делу и рассматривается уплата алиментов) и аналогичные - осознаются неадекватно, нарушают ИП свободу личности и создают возможность управления ей. Это достаточно просто поддается психологической экспертизе.

ИП управление личностью - это способ неявного воздействия на психику личности факторами ИП угроз с целью влияния на ее мотивационную структуру и модификации поведения личности. При этом личность якобы свободно, а на самом деле контролируемо, принимает решения на основе неявно введенных установок.

Соответственно, необходим ответ на главный вопрос "А была ли угроза безопасности личности?".

Угроза информационно-психологической безопасности личности - ИП факторы, не разрешенные личностью сознательно и влияющие на ее мотивацию, суждения, намерения, предпочтения и поведение посредством неадекватно осознаваемого воздействия, нарушающие ИП свободу личности и создающие возможность управления ей.

Соответственно, любое наличие такого фактора, воздействующего на личность, уже само по себе формирует ситуацию ИП небезопасности. Однако данная угроза совершенно не обязательно будет фактически реализована кем-то и кому-то во вред, и необязательность делает трудным регулирование. Ее наличие или широкое распространение всего лишь является фактором риска - так, совершенно не обязательно человек, просматривающий суггестивную рекламу, внушит себе изжогу и совершенно необязательно культовый язык будет использован для принесения вреда. Любой такой фактор риска проявляет себя уже на уровне группового и массового сознания, и будет его необходимо рассматривать отдельно.

Более того, ИП управление личностью, нарушающее ее безопасность, распространено повсеместно и создание культуры, устойчивой к этому фактору, займет не одно столетие - как не грустно понимать, что это нарушает свободу. Однако есть проявления управления, которые способны попасть в юридическое поле довольно скоро - ведь управлять способен и герой Горького Данко, и лидер сатанистов.

Это подводит нас к необходимости введения понятия ущерба от ИП угрозы, что позволит практически категоризировать некоторые случаи судебной практики, которые в настоящее время категоризируются с трудом, и, как правило, не пресекаются - ответ на вопрос "А был ли ущерб?".

Ущерб личности от ИП угрозы это результат воздействия ИП угрозы, которое привело к изменению поведения или мышления личности и причинению ущерба здоровья или жизни, свободы, чести и достоинства, половой неприкосновенности и свободы, собственности личности.

Соответственно, субъект, обнаруживший признаки неадекватности\психического заболевания во время психологического тренинга, не может обвинить тренера в провокации этого заболевания, если экспертиза не выявила наличие в тренинге имеющих прямое отношение к заболеванию ИП угроз - тогда как женщина, потерявшая деньги при общении с "гадалкой", строящей свое взаимодействие с клиентом на использовании неадекватно осознаваемых ИП пакетов, вправе такой вопрос ставить - как вправе поставить такой же вопрос религиозный адепт, продавший квартиру по требованию главы религиозной общины и как, наконец, возможно будет обратить взгляд закона с религиозного экстремиста на его вдохновителя. Само наличие нацеленной ИП угрозы и последовавшего ущерба позволяет в данном случае сделать вывод об

отсутствии свободы воли у человека, совершавшего в тот момент действие - то есть доказать факт принуждения.

Разумеется, соответствующая база для угроз уровня группового и массового, в том числе политического сознания будет шире, однако принцип подхода поддается экстраполяции. Однако, забегая вперед, нам необходимо ввести еще одно понятие среды, важное для обсуждения проблемы на всех ее уровнях.

ИП безопасная социальная среда - это среда, в которой присутствие ИП угрозы, тем более направленной, сведено к минимуму или заведомо компенсировано факторами этой среды, включая факторы законодательные, исполнительные, научные и культурные.

Это есть некий идеал, к которому возможно стремиться. Хотелось бы обратить внимание на то, что подобная среда существенно повысила бы устойчивость общества ко многим воздействиям, использовавшимся США во время войны в Югославии.

3. Мишень угроз ИП безопасности личности.

ИП угрозы могут быть поверхностными, но могут быть и глубокими. Так, создание благоприятной расслаблению обстановки в казино может быть расценено как угроза поверхностная, снимающая барьеры восприятия - и проповедник, умело внушающий пастве идею скорого конца света, вне зависимости от предлагаемого им варианта действий (внести пожертвования или бить кого-нибудь во спасение), несомненно, осуществляют воздействие разной глубины. Соответственно, глубина воздействия должна оцениваться как фактор величины угрозы.

Поведение человека является результатом его мышления. Мышление человека есть процесс комбинирования внутренних фигур в соответствии с их текущим субъективным значением. Цель мышления - реализация потребностей, выраженных для субъекта на эмоциональном уровне. В субъективном их выражении потребности представляются драйвами -сложно выраженными ощущениями, позволяющими выделить те или иные группы внутренних фигур в зависимости от их отношения к потребности. У человека 5 групп таких потребностей - и хотелось бы попросить читателя при прочтении слова "потребность" понимать логическое место ее в мире, а при прочтении слова "драйв" попытаться анализировать его в его эмоциональном эквиваленте, что существенно облегчит понимание. Для этого я буду упоминать характерные для драйва эмоции.

• Безопасность, он же самосохранение. Страх или спокойствие. Наиболее мощный драйв, ради
которого психика пренебрегает любым другим драйвом в отдельности.

• Потребление, оно же захват ресурса, важного для безопасности. Голод, жажда или
удовлетворение. Второй по величине - это и дыхание, и питание, и питье, и наличие
финансов, и проч.

• Размножение. Влечение, страсть. Третье, неспособно преодолеть любой из предыдущих
драйвов само по себе (любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда).

• Экспансия, оно же захват дополнительного ресурса. Скука, тяга к странствиям и
любопытство.

• Социальный пакет. Конкуренция, жажда власти, непризнанность - все то, что и делает
человека человеком как биологическое существо с тягой к социальной структуре.

Сочетания драйвов рождают более сложные эмоциональные факторы - такие, как страх замкнутых пространств (безопасность+экспансия), ревность (размножение+социальный пакет), и так далее.

Сознание человека имеет свойством и целью упорядочивать фигуры впечатлений относительно их сродства с драйвами, создавая значения понятий и систему значений. Таким образом, формируется пирамида ценностей (мотивационная пирамида), названная именем психолога Маслоу.

При этом на вершине пирамиды находятся трудно осознаваемые, однако имеющие отношение сразу ко всему основанию пирамиды понятия (фигуры) - к примеру, Бог. Понятия этого класса обладают максимальной управляющей психикой силой, они являются результатом перераспределения значений очень многих фигур, а потому привлекают внимание сознания приоритетно, но осознаются относительно медленно - при этом их собственная эмоциональная величина невелика. Фигуры этого класса влияют на текущую мотивационную систему, стремясь снять в ней напряжение, передаваемое с фигур базового слоя.

Понятия, имеющие отношение к базовым драйвам, обладают большей эмоциональной величиной, но меньшим отношением к соседним драйвам, соответственно, меньшей управляющей силой для психики. Более того, они ощущаются быстро, но способны длительное время не осознаваться буквально, формируя ощущение разной степени тревоги. Фигуры этого класса обеспечивают напряженность текущей мотивационной системы, стремясь ее трансформировать вопреки влиянию верхних фигур.

Как следствие, психика имеет свойство поступаться любой высшей ценностью ради удовлетворения низшей - что выражено в феномене нестойкости моральных ценностей и мутации сознания (как частный случай - "хельсинский синдром", то есть синдром самоотождествления заложников с террористами). В период такого удовлетворения понятия более высоких уровней переосмысливаются, связываются сетью значений изменившейся эмоциональной среды - то есть происходит мутация понятий, в том числе и этических.

Соответственно, работу любой психики в процессе мышления можно представить как реализацию потребностей (выраженных на субъективном уровне в виде эмоций) при помощи фигур верхнего уровня (имеющих значения, то есть сродства к тем или иным потребностям).

Сказанное приводит нас к необходимости обозначить два важные для исследования момента: во-первых, вмешательство на нижнем уровне пирамиды ценностей приводит к быстрой перестройке моральных устоев человека, после чего он мотивирует свои поступки свободным выбором.

Во-вторых, подверженность ИП угрозе одновременно понятий верхнего и нижнего уровня ("конец света гибель души" (базовый уровень, создание тревоги, большая величина, малый приоритет для внимания) как следствие "грешности" (верхний уровень, медленное осознание, малая эмоциональная величина, высокий приоритет для внимания)) создает возможность быстрой и направленной трансформации психики, так как сообщение понятия верхнего уровня, отвлекая сознание для его анализа, и повышение тревоги нижнего уровня, служит фактором, снижающим осознанность и барьер восприятия и позволяющим ввести суггестивную установку. Говоря проще, в психике человека возникает тревога, которая не может быть быстро осознана посредством понятия высшего уровня, и легко замыкается на предложенную установку, внедренную посредством ИП угрозы и автоматически внедряемую между базовой потребностью и высшей фигурой.

Поскольку результатом вообще любого восприятия информации человеком является, в конечном счете, изменение поведения человека, без которого любое воздействие бессмысленно, а поведение зависит от мышления человека, то есть процесса сублимации энергии драйвов на фигурах ценностной пирамиды личности (его мотивационной системы), то необходимо обозначить различие между воздействиями, не относящимися к ИП угрозе, и угрожающими. То есть воздействиями неадекватно и адекватно осознаваемыми.

Реализованная ИП угроза безопасности личности осуществляет вмешательство в мотивационную структуру личности посредством неадекватно осознаваемого информационного пакета, тогда как безопасное воздействие информации на личность подразумевает адекватное осознание информации.

Безопасное воздействие влечет за собой процесс переработки информации относительно уже существующих фигур мотивационной системы человека, усложняя ее в рамках прежней этики и побуждений, в условиях непротиворечивого опыта.

Реализованная ИП угроза приводит к удовлетворению потребности нижнего уровня за счет вынужденного и неподконтрольного сознанию изменения значений мотивационной системы, устанавливая новую этику и новые побуждения, а значит, увеличивая личностной риск за счет новизны опыта.

Вариантов действия факторов ИП угрозы слишком много, чтобы их рассматривать в рамках данной статьи, однако хотелось бы отметить, что опять-таки они имеют различный эффект на разных социальных слоях - и более того, могут исходить от заинтересованных сил, создавая феномен ИП управления, либо могут просто присутствовать в массовом сознании, формируя общеповышенный уровень угрозы, но, напротив, снижая подверженность социума в целом управлению.

4. Индивидуальные факторы, влияющие на чувствительность к ИП угрозе.

Различные индивидуумы в разной степени подвержены разновидностям ИП угроз. Это может быть частично связано с фенотипом личности, с унаследованными факторами, однако личность, как информационная система, динамична, поэтому имеет смысл рассматривать сочетание факторов именно на сам момент воздействия ИП угрозы.

• Общий уровень фрустрации (неудовлетворенности) драйвов. Разумеется, человек
напуганный, голодный, без личной жизни, застоявшийся и непризнанный, обостренно
чувствителен к ИП угрозе, и им легко управлять (революция).

• Неравномерность фрустрации драйвов. А именно сытый, удовлетворенный, живущий
разнообразно и социально признанный человек при возникновении страха может легко пасть
жертвой ИП управления (военная истерия).

• Степень и разносторонность образованности - то есть сложности системы внутренних
фигур человека. При сложной системе, а значит большом количестве вариантов поведения,
вероятность того, что воздействие ИП угрозы будет, в конечном счете, реализовано
привычным личности путем, возрастает. То есть угроза становится менее опасной
(интеллигенция при диктатуре).

• Нестандартность мотивационной структуры и понятий личности относительно
массового сознания в ее среде. Очевидно, что такая нестандартность с высокой степенью
вероятности ведет к неудовлетворенности и большей подверженности угрозе, в том числе
большей подверженности управлению (религиозные экстремисты).

• Способность к концентрации внимания и интеллект. Это взаимосвязанные понятия, так
как внимание является главным инструментом сознания. Тугодум не означает тупой, так как
он зачастую находит значительно более комплексные решения, хотя и за длительный срок.
Кроме того, способность концентрировать внимание изменяется в зависимости от опьянения,
степени погружения в транс, усталости и т.д. Естественно, что при опьянении ИП угроза
значительна (пьяные погромы).

• Уровень персональной тренированности и знакомства с классом угроз. Очень важный
фактор, способный существенно снизить ИП угрозу вообще, поскольку, как мы увидим
дальше, многие из них по своей механике однотипны. Соответственно, если знакомство с
классом угроз подразумевает несколько контактов (цыганка, катала, лохотрон), пока весь
класс угроз не становится осознаваем адекватно, то уровень тренированности позволяет
вообще не становиться жертвой (шулер и Акопян).

• Степень социализированности личности. Очевидно. Высокая степень
социализированнсти позволяет разнообразное удовлетворение драйвов, и такой человек
получает меньше ущерба от направленной ИП угрозы, реализуя ее внутри своих прежних, а
не суггестированных возможностей (народный артист и артист кафе-шантана).

5. Общесоциальные факторы, усиливающие угрозу

• Уровень текущей фрустрации драйвов и ее равномерность. Значимость и
разносторонность этого фактора ясна. Это и политическая и экономическая нестабильность,
это низкий уровень жизни или высокий уровень социального неравенства. Это тревога, к
примеру, военная и гражданская незащищенность. При этом стоит упомянуть, что в условиях
наличия таких общих факторов, запретительные попытки противостоять конкретным классам
ИП угроз окажутся малоэффективными, порождая более изощренные и опасные способы ее
реализации (запрет хиппи и создание маргинальной культуры), так как появляется фактор
следующего уровня.

• Невозможность хотя бы частичной реализации потребности. Еще один общий фактор,
возникающий, когда социум и его возможности не позволяют в принципе реализовать тот
или иной популярный способ удовлетворения побуждений. В этих условиях возникают
группы, быстро увеличивающие свою численность и вступающие в конфликт с системой.
Примером может выступить общество жестких запретов, как традиционалистское
мусульманское, склонное к расколам, или наличие диссиденствующих структур при
диктатуре. Как тотальный запрет на одни только азартные игры порождает сразу ОП,
торговлю оружием и наркотиками, так же тотальный запрет на насилие в его символической
форме (спорт, боевики, компьютерные игры) может породить усиление влияния скинхедов.
Обратим внимание также, что подобная система запретов вызывает особенно резкое
усиление чувствительности к внешним ИП угрозам, рожденным на другой культурной почве.

• Слабая представленность стандартов идей и идеалов. Социальную механику можно
представить себе как коллективную реализацию потребностей посредством пирамиды

социальных ценностей. В случае если стандарт не представлен в одних и тех же эмоциональных значениях повсеместно, то появляются уже целые группы, чувствительные к ИП угрозе. Примером может служить большая подверженность ИП факторам влияния западных стран на территории Балтии при СССР. Влияние этого фактора настолько велико, что на первый план уже выступают общесоциальные последствия.

• Отсутствие культуры и механизмов противостояния ИП угрозе данной
направленности. Это, по сути, ответ на вопрос о действенности деструктивной пропаганды:
читают ли ее вообще, и если да, то, как скоро она изымается. Реклама вина в Ираке и
пропаганда экстремизма в России.

Разумеется, существуют и динамические факторы, такие, как многообразие религиозных течений, количество пропаганды, вторжение чуждых идеалов, и многие аналогичные, но в данной статье их рассматривать излишне.

6. Группы факторов потенциальной ИП угрозы.

• Искажение информации. Излюбленный инструмент пропагандиста, недобросовестного
политика, мошенника. Наблюдается повсеместно и на индивидуальном уровне ему
оперативно противостоять достаточно трудно - зато легко на уровне групповом и
социальном.

• Ограничение информации. Инструмент религиозного фанатика, цензуры и секретных
служб. Точно так же на индивидуальном уровне трудно преодолим, но уже на групповом он
менее эффективен.

• Психологическая манипуляция. Основывается на искусственном создании условий, в
которых человек известного психического склада заведомо выбирает определенный вариант
поведения. Используется и в «пи-ар», и просто нечистоплотными людьми, и
профессиональными мошенниками.

• Вербальная индукция. Фактор распространен широко, воспринимается в широком
диапазоне от просто психологической некорректности до глубокого влияния. Основан на
сообщении человеку, находящемуся в состоянии повышенного восприятия, неистинной для
него на данный момент установки. При этом повышенное восприятие может возникать за
счет независимых от индуктора событий в жизни человека. Пример: мошенница, незаметно
наблюдая выходящую из детской поликлиники встревоженную женщину, некоторое время
следует за ней, а затем заявляет, что "видит порчу на смерть в поле ее ребенка"... с
понятными для жертвы последствиями. Другой пример: заявить несчастному человеку, что
он несчастен потому, что не верует или плохо верует в Мумба-Юмба (тяготение религий и
сект к войнам, кладбищам, падшим и психически отклоненным, несомненно). Как правило,
индукция первично воздействует на оценки человека, реже на его самочувствие и еще реже
на глубинные ценности.

• Эмпатическая индукция. Также достаточно распространенный фактор, часто сочетается с
первым. Основан на использовании психического и физиологического подобия людей, а
также неосознаваемом выборе лидера по его харизматичности. Механизм действия:
создание диссонанса между вербальным сообщением и собственным эмоциональным
состоянием, неосознаваемо калькируемым собеседником. Особенно ярко в повседневной
жизни часто используется женщинами: сочетание несчастного вида с сообщением "У меня
все хорошо" привлекает внимание и возможность использования собеседника. На
профессиональном уровне его широко используют детские педагоги, артисты, психологи и
суггестологи, религиозные агитаторы. Эффективность приема зависит от степени
отождествления реципиента с индуктором и часто усиливается при помощи привлекающей
одежды (игроки, суггестологи), калькирования поведения (НЛП, подстройки) или просто
имиджа в целом (борода, мантия и массивность религиозного агитатора). Эмпатическая
индукция - это воздействие на самочувствие человека, позволяющее придать иной оттенок
словам.

• Трансовое воздействие. Трансовое воздействие, как снимающее барьеры сознания, по
определению является неадекватно осознаваемым и при несоблюдении правила заведомого и
корректного уведомления о содержании предстоящего воздействия гарантированно является
ИП угрозой. Варианты его многообразны - это и пресловутый 25-й кадр, и гипноз, и НЛП -
суггестия, и многие разновидности экстрасенсорики (хотя она значительно шире) и создание
когнитивного диссонанса, и создание сообщений, затрагивающих одновременно ценности
основания и вершины пирамиды Маслоу, и воздействие аудиорядом, и воздействие

символами, и ораторство на митинге, и проповедь, наконец - это просто и любой хороший фильм или спектакль.

Техногенные воздействия. Не хочется говорить о полумифическом психотронном оружии, однако необходимо вспомнить общеизвестные вещи, что, к примеру, воздействие инфразвука 19 Гц способно вызвать видения (резонансная частота глазных яблок), около 10 -страх, а около 7-8 при достаточной мощности даже повредить внутренние органы. Понятно, что сочетание такого звука с демонстрацией видеоряда может явиться ИП угрозой, направленно воздействующей на его восприятие. Нет совершенно никакой вероятности, это эта и другие возможности неявного воздействия не исследуются учеными спецлабораторий и экстремистскими структурами, однако не будем забывать, что часть труб в любом обычном органе производит именно инфразвуковые частоты подобных диапазонов, обеспечивая замирание духа и благоговение от музыки Баха и на католических мессах.

Очевидно, что группы факторов потенциальных ИП угроз могут воздействовать на человека, как по отдельности, так и в сочетании, производя различные эффекты, поверхностные или глубокие, длительные или преходящие, как благотворные, так и вредные. Однако для оценки степени величины потенциальной угрозы необходимо учитывать ее распространенность и обновляемость, что тесно связано с источником ИП воздействий.

7. Потенциальные источники ИП воздействия.

• Телевизионные СМИ. Наиболее мощный фактор, одновременно и поддающийся контролю
и сложный для детального контролирования. Здесь и недоброкачественная реклама, и
продажа бесполезных товаров, и предвзятое освещение событий, и трансляция
персонального и группового воздействия, и пропаганда, и возможность техногенного
воздействия.

• СМИ прочие. Газеты, журналы, альманахи. Меньшую распространенность они
компенсируют сохраняемостью материала и дешевой копируемостью.

• Интернет. Распространен значительно меньше, представляет собой практически
малоконтролируемую среду. Однако представленность в нем ИП влияний компенсируется
невысоким уровнем доверия и малой (борьба со спамом) возможностью самостоятельной
популяризации угрозы. В принципе, человек, идущий в инет, знает, что он там будет искать -
а если действительно нужно, это он найдет и без интернета.

• Технические средства. Опять пресловутые психотронные генераторы. Существование не
доказано, однако стоит предполагать, что как только о них станет известно, так сразу же их и
объявят вне закона.

• Массовое сознание. Это существенный источник ИП воздействия, поскольку обладает
способностью реплицировать ее саму и ее воздействие. Пример: запущенный в царской
России фундаменталистами слух о дьявольской природе картофеля, что закончилось
известными бунтами. Направленность воздействия несколько снижается, так как массовое
сознание управляется разнонаправленными интересами и не синхронно распространяет
воздействие.

• Групповое сознание. Наиболее мощный источник угрозы, поскольку группа объединена
общими целями и задачами. Обладает значительным воздействием на попавший в группу
индивидуум (то есть тот, который разделил цели и задачи). Успешно транслирует ИП
воздействие в массовое сознание и СМИ.

• Индивидуум. Разумеется, возможности индивидуума ограничены. Однако ИП воздействия
индивидуума обладает значительной степенью точности и воспроизводимости.

8. Вариант классификации и макет оценки потенциальной величины ИП угрозы и риска.

Как видно из вышеизложенного, первичным поводом для классификации потенциальной угрозой может служить только экспертное заключение о принадлежности ИП воздействия к классу ИП угроз - то есть наличия в информационном пакете элементов неадекватно осознаваемых.

В качестве параметров классификации используем: глубину воздействия угрозы на мотивационную систему, индивидуальные факторы риска относительно конкретной угрозы, социальные факторы риска относительно конкретной угрозы, виды угрозы, источники угрозы. В качестве примеров, проверенных практикой, используем: индуктивную рекламу средства от изжоги (наши дни), присутствие секты "Аум Синрике" (перестройка), рекламу "МММ" (перестройка) и работу мошенника, сыгравшего на жадности небогатого наивного приезжего в наши дни.

Разумеется, это только макет оценки, так как, во-первых, мы пользуемся поверхностной, приблизительной экспертизой - а во-вторых, сравнительные коэффициенты влияния каждого фактора для сопоставления не выведены, к примеру, мы вынуждены оценивать каждый источник и вид за 1 балл, хотя они несопоставимы, а также принимать уровень индивидуального риска для первых трех 0,5 (равновероятное распределение), а источник распространения в случае с мошенником и вовсе.


Соответственно, уже из этой таблицы, где мы просто умножили факторы друг на друга (это корректно, так как они взаимоусиливаются - в этой системе максимальное значение величины было бы 3), видно, что величины потенциальной угрозы, как минимум, весьма отражают реальность.

Очевидно также, что следует различать понятия величины и опасности ИП угрозы, так как любая потенциальная угроза различна по степени ее опасности в зависимости от реализации в виде ущерба и массовости распространения ущерба. Иными словами, медведь значительная угроза, но опасности в современных социальных условиях не представляет - равно как катание на лыжах опасно, но всем миром обороняться от него излишне. К сожалению, это различение не так часто встречается, что видно по многочисленным истериям в СМИ, посвященным потенциальным угрозам вроде психотронного оружия или клонирования, не представляющим опасности.

Понятие опасности ИП угрозы для личности, не исследуемое глубоко в настоящей статье и уместное для исследования при анализе конкретных факторов, как очевидно, потребует классификации величины ущерба - а понятие социальной опасности, соответственно, учет ее распространенности и уровень проявления ущерба - индивидуальный, групповой или массовый. Но это вопрос отдельных исследований.

9. Легитимность ИП воздействия.

Как мы видим, ИП угроза является часто встречающимся феноменом и широко используется в современном обществе, подчас принося блага, подчас не принося вреда, подчас представляя личную, групповую или всеобщую опасность. Поэтому одна величина угрозы, разумеется, не повод для оценки уровня легитимности такого воздействия - иначе придется ограничивать даже использование ораторского и актерского мастерства.

Опору на настоящий момент может дать только факт ущерба в результате доказанного воздействия ИП угрозы в сочетании с направленностью воздействия (неосторожность, халатность, или намеренное нанесение ущерба).

Это, в свою очередь, потребует трудоемкой работы по составлению классификации ущерба, так как ИП угроза в состоянии нанести ущерб, не квалифицирующийся в настоящее время УК - например, привести к потере жертвой социальных связей, десоциализации. Однако это дело будущего. Хотелось бы предложить промежуточное определение нелегитимного воздействия в рамках приведенных выше определений.

Нелегитимное информационно-психологическое воздействие на личность - это воздействие на личность при помощи фактора информационно-психологической угрозы, вызвавшего модификации мышления и\или поведения личности и повлекшие причинение ей фактического вреда.

10. Некоторые важные отсутствующие составляющие социальной системы снижения возникновения опасности от ИП угрозы.

• Законодательные решения. Отсутствие законодательных решений в данной области, что
очевидно, не вводя ИП угрозы в правовое поле, создает как условия для широкого
распространения ИП угроз, так и условия для использования ИП угроз в конкурентной
борьбе, наносящий вред людям, разум которых используется вместо поля боя.

• Экспертный корпус и структуры единой классификационной системы, персонал
которых обучен оценивать адекватность\неадекватность воздействия информационного

пакета, проводить экспертизу намерения и ущерба, определять величину и опасность конкретных ИП угроз - и вырабатывать методы оперативного противостояния текущим ** угрозам.

• Наличие культуры общества, позволяющее автоматически определять
распространенные классы ИП угроз и до определенной степени противостоять им на
уровне убеждений.

• Распространение навыков психической самозащиты, что может быть выполнено при
расширении школьной программы, и в результате снизить эффективность воздействия всех
видов распространенных ИП угроз - тем более, что основные приемы противодействия не
только просты, но и благотворны для развития личности.

• Психологическая грамотность населения, распространение и стимулирование
разнообразных курсов самопомощи, что позволит гражданину заранее на индивидуальном
уровне выявлять воздействие и его цель, и соответственно противостоять ему своими
действиями и распространением убеждений в массовом сознании.

• Регулярная работа в рамках ведомственных и открытых научных мероприятий секций,
посвященных анализу, оценке и конкретным техникам противостояния актуальным
угрозам и их разновидностям. В настоящее время научная непроработанность предмета
служит существенной помехой.

• Систематическое освещение данного вопроса в СМИ.

11. Заключение

Как и любая обзорная статья, данная публикация ставит больше вопросов, чем ответов. Она имела своей целью раскрыть значимость и многоплановость проблемы, обозначить сложности задачи и уровень ее современной проработанности. Вследствие этого она не могла быть иной.

Однако она открывает цикл статей, где будут более подробно проанализированы воздействия на мотивационную систему человека, разобраны пункты угроз и приемы противостояния, и возможно будут предложены подходы для экстраполирования разработок на уровень группового и массового сознания.

Также хотелось бы надеяться, что в дальнейшем к данной тематике присоединятся коллеги, несомненно накопившие бесценные данные, опыт и мнения.

В настоящее время отсутствие проблемы информационно-психологических угроз в правовом поле существенно тормозит научное и практическое решение поставленных вопросов, несмотря на то, что в мировом опыте, в том числе опыте нашей организации, уже существуют технические решения, принесшие бы значительную пользу нашему обществу. Государство, безусловно, вправе и должно регулировать степень присутствия и предельные уровни угроз, сохраняя тем самым конституционные свободы граждан.

Комплексное решение данной проблемы позволило бы приблизиться к созданию информационно-психологически безопасной среды в ее идеальной форме - фактической иммунности нации к информационно-психологическим угрозам.



PDF Печать E-mail
 

Новости сайта


Держитесь люди, скоро лето: 8-й Фестиваль ДЭИР в Крыму! С 16 по 26 июня 2017 года... Далее...

Открыта запись на семинар "Перекрёстки", авторский проект К.В. Титова. Семинар традиционно будет проводиться на... Далее...

Вы хотите стать по праву уверенным в себе? Быстрее и проще достигатьсвоих целей? Научиться управлять... Далее...
Joomla! Україна