Система навыков Дальнейшего ЭнергоИнформационного развития
Библиотека
Эгрегоры и архетипы - Титов К.В.
15.12.10

К. В. ТИТОВ

Эгрегоры и архетипы

энергоинформационной цивилизации
Монография

-- НАУЧНОЕ ИЗДАНИЕ --

______________________________________________________

МОСКВА

2006

УДК 2/15

ББК 97

Печатается по рекомендации кафедры философской антропологии и по решению РИСа Академии психосоциальных технологий (г. Санкт-Петербург)

Рецензенты:

Доктор философских наук, профессор Б. В. Яковенко (Российский государственный гуманитарный университет, Москва)

Доктор философских наук, профессор С. И. Гончарук (Российский государственный социальный университет, Москва)

Т21 Титов К. В. Эгрегоры и архетипы энергоинформационной цивилизации. Монография. / Науч. ред., авт. вступит. ст. О.П. Елисеев. - М.: АПКиППРО, 2006. – 100 с..– 1000 экз.

ISBN ______________________

Монография К.В. Титова представляет результаты теоретических и экспериментальных исследований взаимодействия структур индивидуальной и коллективной психологии, а также динамики этих структур в связи с изменяющимися в активной эволюции человека отношениями сознательного и бессознательного. Установление причин и механизмов проявления архетипических форм поведения в современном обществе позволило автору создать концепцию перманентного бытия коллективного бессознательного, воспроизводимого посредством эгрегоров, как энергоинформационных комплексов, представляющих актуальные, индивидуально своеобразные формы бытия архетипов в психологии и в эволюции человека.

Работа К.В. Титова предназначена для специалистов по управлению персоналом, социальной политике и обеспечению информационно-психологической безопасности личности, общества и государства. Материалы монографии могут быть полезны для студентов и преподавателей ВУЗов, при изучении «Основ информационной безопасности человека» и «Психологии управления».

Титов К. В., 2006

Елисеев О.П., научная редакция, 2006

Елисеев О.П., вступительная статья, 2006

Издательство АПКиППКРО, 2006
СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие. Концептуализация архетипа в активной энергоинформационной эволюции человека.......................................4

Введение. Феноменология эгрегора в энергоинформационном развитии человека ......................................................................................9

Глава 1. Актуальные проблемы энергоинформационного

периода активной эволюции человека...............................................11

1.1.Структурно-функциональная характеристика эволюционного

значения эгрегора......................................................................11

1.2.Эгрегориальный фактор «Х» в развитии энергоинформационной

цивилизации............................................................................22

1.3.Энергетическая матрица человеческого бытия................................25

1.4.Информационно-психологическая природа коллективного бессознательного.............................................................................33

Глава 2.Философия и психология энергоинформационной цивилизации..38

2.1.Психология архетипа.....................................................................38

2.2.Аксиология архетипа....................................................................42

2.3.Этика архетипа............................................................................52

2.4.Персонология архетипа................................................................63

2.4.1. Человек эгрегориальный – «масса»...65

2.4.2. Человек эгрегориальный – « марионетка»...70

2.4.3. Человек эгрегориальный – «лидер»....74

2.4.4. Человек эгрегориальный – «шатун»....81

2.4.5. Человек внеэгрегориальный – «исследователь»....84

2.4.6.Человек надэгрегориальный – «игрок» энергоинформационной цивилизации.....89

Литература...................................................................................93

Предисловие

Концептуализация архетипа

в активной энергоинформационной эволюции человека.

В новой, и вновь оригинальной монографии К.В. Титова «Эгрегоры и архетипы энергоинформационной цивилизации» вовсе не обнаруживается стремления автора привлечь внимание читателей очередной попыткой «объединить» философию Запада и Востока или, например, античную и современную, как это можно было бы предположить, увидев название книги.

Видимо, профессиональный философский опыт подсказал автору, что философия может быть только одна-единственная, и как наука, и как мировоззрение посвященная бытию и прояснению его в размышлении человека. Другое дело, что в разные времена и в разных культурах язык философии, естественно, видоизменяется. Вместе с тем, некоторый обмен идеями и терминами постоянно происходит. Философия живет и развивается, аккумулируя мудрость веков, и наиболее интересные и глубокие ее концепты приобретают неувядающую актуальность. Эти концепты, отличаясь мощной объяснительной силой, продолжают развиваться в многообразии смыслов, требуя, в частности изобретения новых понятий, когда прежние уже не позволяют адекватно отвечать изменяющимся взглядам людей различных времен, культур и народов. Именно такова, например, судьба концепта «архетип» (греч. архетипо, от архи — начало и типос — образ, а также, - прообраз, идея). В аналитической психологии К.Г. Юнга архетипы определяются как некие «изначальные» и, в этом смысле, - «врожденные», первичные подструктуры индивидуальной психики и коллективного бессознательного, включая схематику фантастических образов и «вечных» сюжетов произведений искусства. В этом их качестве архетипы априорно определяют социальную и личностную активность человека, сопровождаемую символикой, мифами, суевериями и предрассудками. Новое понятие, - «эгрегор», разработанное К.В. Титовым, является уже апробированным им в специальной монографии «Герменевтика активной эволюции субъекта». Ближайшее к эгрегору, родственное слово – «агрегат». Эгрегоры – это отдельные, относительно устойчивые структуры и процессы в сознании и бытии индивидуального и коллективного субъекта, обслуживающие конкретные задачи субъективной регуляции жизненных ситуаций. При этом управляемое, энергоинформационное взаимодействие с эгрегорами является весьма продуктивным, определяя конкретную направленность осмысленной жизнедеятельности индивидуального или коллективного субъекта. Как известно, К.Г. Юнг в своем комментарии к Тибетской «Книге мертвых», утверждал, что драматичней, внушительней и поэтому убедительней считать, что «...все жизненные события случаются со мной, нежели увидеть, как я даю им возможность случиться. ...Воистину, животная природа человека заставляет его сопротивляться мысли, что это он - творец обстоятельств!»(45)

Необходимость понятия «эгрегор» - это необходимость, которая принимается и отстаивается людьми, принимающими на себя всю полноту ответственности и свободы, не пытаясь сослаться на неконтролируемое ими влияние архетипов, также как на непреодолимую силу сложившихся обычаев и традиций.

В самом деле, К.Г. Юнг считал, что психологическая наследственность по своему значению в процессе формирования поведения человека не уступает биологической, проявляясь именно в архетипических формах. И если в начале индивидуальной истории личности архетипы являются практически пустыми словами, то с накоплением опыта жизненных испытаний эти прежде пустые формы наполняются богатым содержанием. Те или иные архетипы, в зависимости от принятого способа существования человека, становятся значительно более проявленными, и нейтрализовать или усилить некоторые их стороны, - значит иметь дело с эгрегорами, и желательно, - со знанием дела.

Вместе с тем, следует подчеркнуть, что архетипы наследуются не непосредственно, они именно проявляются, будучи вызваны к жизни самим человеком. Архетипы, по Юнгу, есть «...универсальные предрасположения ума, которые следует понимать по аналогии с Платоновскими формами, в соответствии с которыми разум, ум организует свое содержание. Можно рассматривать эти формы как категории, по аналогии с логическими категориями, которые всегда и везде присутствуют в виде основных постулатов рассуждения».(45)

Архетипы как гностические, познавательные средства умственной деятельности человека не возвышаются до уровня категорий здравого рассудка, принадлежа к содержанию процесса воссоздающего воображения. И, поскольку деятельность воссоздающего воображения требует визуализации, то типические формы архетипов преимущественно принимают вид наглядных образов.

К.Г. Юнг, ссылаясь на Святого Августина, называет эти типические образы «архетипами», считая, что архетипы можно понимать и как врожденные, вечные сюжеты, не заполненные определенным культурно-национальным содержанием.(45)

Таков, например, следующий ряд событий, которые игнорировать, якобы по неведению, вряд ли возможно, независимо от религиозных воззрений:

Рождение-Становление-Смерть-Воскресение–Преображение-Рождение

Этот ряд событий фактически представляет не только жизнь и смерть человека, но и «жизнь», и «смерть» и возрождение архетипа. При этом, в особенности, элемент чуда «преображения» ближе всего к тому, чтобы возникла идея эгрегора, как измененного, преобразованного и вновь актуального состояния архетипа в «живом», то есть в энергоинформационном его проявлении

Действительно, довольно часто самые сверхъестественные чудеса имеют вполне прозаические объяснения и довольно простые механизмы. Вполне приемлемое в прояснении «чудес» коллективного бессознательного, понятие эгрегора, совместно с анализом механизма его воздействия, становится в настоящее время, при возрастании угроз информационно-психологической безопасности развитию личности, государства и общества, крайне необходимым.

Но и на уровне «вечных», незыблемых, высших проявлений Сверхъестественного, понятие эгрегора также имеет достаточно весомое практическое значение. Так, эгрегор вполне действенен, если требуется корректно ответить на то, что, возможно, существует чудо реинкарнации, основанное на постулате бессмертия души, всерьез воспринимаемом во многих религиозных размышлениях. Ответить верующему человеку отрицанием бессмертия души, - по меньшей мере бестактно. Оттого, что наука по этому поводу ничего не утверждает, неконструктивно ни отрицать, ни доказывать что-либо по поводу существования и переселения души, также как по поводу существования Бога или, например, - Кармы.

С этой точки зрения понятие эгрегора позволяет представить работающую, энергоинформационную структуру прояснения Чуда, как приближенную к актуальной жизненной ситуации индивидуума логическую схему, действие которой может вполне последовательно и обсуждаться, и, главное, - осознанно контролироваться. В этом случае уже не Карма управляет человеком, а эгрегор Кармы, утверждаясь «на равных правах» с нею и «говоря на том же языке», становится необходимым посредником, освобождающим человека от слепого следования идее, которую он почему-либо считал «своей» ношей, или, вообще, - абсолютной ценностью. Понятно, что в этом контексте эгрегор становится весьма энергичным, действенным, информационно-психологическим и психотерапевтическим, вообще, - интеллектуальным орудием человека, то есть средством овладения собою и собственным, вновь вполне осознаваемым и самоуправляемым образом жизни.

В этом смысле К.В. Титов, по сути, отстаивает главное, прикладное, прагматическое значение кантианской идеи активной позиции субъекта, подчиненного, вместе с тем, силе и заблуждениям Разума. По Канту, познание становится трансцендентальным, занимаясь не столько предметами, сколько видами человеческого познания предметов, ибо такое познание единственно возможно «a priori». В особенности выделяя способность разума к активному созерцанию, Кант считал, что активную роль в познавательной деятельности играют категории, абстракции и только затем человек, как субъект, ими репрезентируемый в качестве основания системы всех его способностей и функций.

Вместе с тем, философский подвиг Канта, убежденного, что активность предшествует действию, состоял в том, что он исследовал предмет познания, который не был «дан». Для Канта предмет всегда задан, представляя некоторое «задание», невыполнимое ни в созерцании предмета, ни в описании его отображения в нашем сознании. Задача философа, по Канту, состоит в определении смысла и содержания самого понятия предмета. Вместо рассмотрения вопроса метафизики «Что такое предмет в его объективности?», Кант анализирует возникающие в познании этого предмета отношения, проясняющие то, как образуется суждение о предмете.

Авторские суждения об активном значении эгрегоров в архетипически определенном поведении человека раскрывают практическую ценность принципиально неполного, относительного познания существа такого поведения с целью его оптимальной и успешной коррекции.

Архетипы и подобные им «комплексы» Юнг называет «доминантами бессознательного», или «универсальными динамическими формами». Из этих форм, посредством эгрегоров и архетипов, то есть посредством объединения, соответственно, обновленного и консервативного содержания человеческого мировоззрения, складывается, в частности, так называемое «коллективное бессознательное» или «коллективное подсознание», влияние которого на человека является несравненно более мощным, нежели влияние отдельных его компонентов. И здесь способность «работать» с эгрегорами, как с познавательными конструктами или концептами, приводит человека прежде всего к возможности активного, осознанного принятия собственных решений, к возможности свободного выбора направления жизненного пути и, в целом, - к личной информационно-психологической безопасности.

Да, терминология «эгрегориального» и «архетипического» языка явно не строго научна, ни по форме, ни по содержанию. Но, во всяком случае не анти-научна и не антигуманна, не антинравственна. Это терминология новая, «энергоинформационная», пока что имеющая специальное, прикладное значение. Хотя, кстати, вряд ли эта терминология слабее в смысле объяснительной и пропедевтической силы, чем, например, совокупность научных гипотез об «электрическом токе» или о «полупроводниках». До сих пор эти гипотезы, строго говоря, не являются теориями, поскольку движение «зарядов» и «дырок» остается не более чем словесным, фигуральным выражением сложнейших, до конца не изученных электромагнитных явлений. Поэтому, очевидно, не следует игнорировать возможности обеспечить нормальное развитие личности человека, на более или менее рациональном уровне определив для него существо его жизненной ситуации, не ожидая, пока официальная наука, наконец, признает необходимость сертификации эффективно действующих, в интересах человека, технологий, признав «научными» соответствующие теории.

Вообще говоря, время рассудит, но пока наука исследует, философия уже должна, по ее статусу, отвечать на запросы практики, проясняя антропологическое значение и смыслы энергоинформационных, эстрасенсорных и многих других феноменов, по крайней мере определив, что в них человечно, и что опасно для человечества в принципе; какова мера того и другого в новейших «лекарствах», «процедурах» и «технологиях».

Так, еще Юнг предупреждал, что вследствие непонимания смысла Йоги возможно проявление искусственно «вызванного состояния психоза», - такое, что «...у некоторых неустойчивых индивидуумов может легко перейти в настоящий психоз, и является той опасностью, к которой следует очень серьезно относиться.» (45)

Завершая свое наставление, Юнг так оценивает религиозную и светскую, в общем, - ненаучную литературу: «Прекрасно, что такие, годные для всех намерений и целей, «бесполезные» книги существуют. Они предназначаются для тех странных чудаков, которые уже не придают большого значения использованию, целям и смыслу сегодняшней «цивилизации»». (45)

Вместе с тем, гипотезы абсолютного характера, в которых утверждается, что те или иные книги, технологии, теории или даже целые культуры и цивилизации вечны и, вообще, являются «избранными», - гипотезы такого рода не внушают научного и нравственного оптимизма. Замечательно то, что лейтмотивом монографии К. В. Титова является отнюдь не самоутверждение, но оптимистическое стремление возвысить человека в его собственных глазах, - такой человек не станет рассматривать собственную жизнь как бесполезную для него лично и для общества. Интеллектуальный и личностный, энергоинформационный рост читателя – вот, очевидно, то, чему посвящена работа К.В. Титова, которая, следует надеяться, – будет успешно продолжена.

Елисеев О. П., член-корреспондент РАЕН, доктор философских наук,

профессор Российского государственного социального университета,

г. Москва,

"19"мая 2006 г.
Введение.

Феноменология эгрегора
в энергоинформационном развитии человека

Тема этой новой книги никого не оставит равнодушным. Ведь речь идет о природе и свойствах эгрегориальных феноменов, как форм актуализации архетипов, от начала человеческой истории и до наших дней постоянно присутствующих как в нашем сознании, так и в коллективном и индивидуальном бессознательном. Проявляясь в эгрегорах, архетипы приобретают современные, многообразные формы и еще более мощно воздействуют на психику и сознание человека, определяя самые основы существования энергоинформационной цивилизации и культуры современного человека.

Как формы бытия архетипов, эгрегоры представляют собой относительно самостоятельные энергоинформационные образования, или интеллектуальные конструкты, вольно или невольно созданные индивидуальным или/и согласованным мышлением групп людей. Со временем эгрегоры, совместно с их предтечами, то есть архетипами, оказывают все более значительное влияние на поведение и мышление человечества, проникая во все аспекты нашей жизни. Мы знаем, что эти, и относительно небольшие, и невероятные по размеру и сложности энергоинформационные структуры способны влиять на незащищенного человека, перенастраивая его в согласии с собою и подавляя его личность.

Человек лишается имеющихся у него «от рождения» ориентиров в жизни, если он не умеет управлять мощными познавательными конструкциями сознания, доставшимися ему по наследству и предстающими перед ним в образе интеллектуальных чудовищ, или стихийных сил человеческого разума, увлекающих его в омут заблуждений. Человеку кажется, что схематика поведения, влекущая его к роковому будущему, «вложена» в энергоинформационный пакет эгрегора кем-то иным, но только не им самим, и со всей силой мышления пытается сражаться с ветряными (виртуальными) мельницами. Но даже если он сумеет защититься, - фактически от самого себя, - этого еще мало. Если бы человек сумел бы использовать эгрегоры, весь их потенциал и вездесущесть так, чтобы влиять на них больше, чем они на него, - каждый из нас мог бы использовать их в достижении персональных целей и на благо человеческого сообщества. Ведь любое явление, тем более такое обширное и мощное, как эгрегоры, имеет две стороны.

С одной стороны, они опасны – опасны тем, что живут по собственным правилам, имеют собственные стремления. Они способны подчинять психику и энергетику людей и могут инициировать гигантские по масштабности и сложности процессы. Но с другой стороны, чем мощнее явление, тем более значительные результаты оно может принести, если научиться его направлять. Человека окружают чудеса, которые не нужно искать на других планетах или в мифах.

При правильном обращении с эгрегорами можно извлекать из них информацию, получать энергетическую поддержку и привлекать их к решению нужных задач, и, обеспечивая Будущее, добиваться и здоровья, и успеха, и свершений. Можно научиться создавать собственные эгрегоры и модифицировать уже имеющиеся. И использовать их как «расширение» самого себя. И все это можно делать, – оставаясь свободным от их влияния. Можно принести пользу себе, своим близким и своей стране, сделав ее сильнее и независимее.

Эгрегоры – это и угроза, и преимущество. Это – возможность незримого управления поведением человеческих масс и чудесный инструмент для опытного специалиста, - психолога или, например, - менеджера. Это могучие рычаги машины человеческого мира. Хочу сразу сказать, что вопрос эгрегоров – это очень сложный и глубокий вопрос, и поэтому иногда текст может становиться сложным, особенно для неподготовленного человека. Но, с другой стороны, насколько мне известно, это вообще первое в мире пособие по теории и практике работы с эгрегорами, и мне очень приятно, что оно появляется именно в России. И поэтому возрастает мера ответственности и за качество, и за необходимый и достаточный объем сказанного в этой книге.

И, для начала, зададим себе банальный вопрос: что такое человек? Мы с вами, вместе и по отдельности? На этот вопрос существует множество различных ответов, наверное, едва ли не столько же, сколько людей на Земле. С одной стороны, человек – это биологическое создание, не слишком отличающееся от прочих обитателей биосферы нашей планеты. Но очевидно, что не это главное. С другой стороны, человек есть существо социальное, способное сотрудничать с подобными себе. Но не к этому ли способны и муравьи? Мы изобретательны, мы способны применять орудия. Но ценим ли мы это в себе сами? Пожалуй, наша сущность - ни в том, ни в другом, ни в третьем. Ни одно из определений человека со стороны не удовлетворит нас самих. Для каждого из нас прежде всего важна наша способность ощущать, мыслить и переживать – все то, что создает наш внутренний мир. Мы воспринимаем информацию из окружающего мира, мы чувствуем его энергию, мы сами обладаем энергией и преобразуем энергию мира и энергию самих себя, чтобы создать новую информацию и постичь этот мир и себя в нем.

Мы сами в сути своего существа, представляем время и пространство, энергию и информацию. Мы прежде всего - существа энергоинформационные. Однако разве мир, окружающий нас, не имеет той же самой природы? Он состоит из вещества и полей. Но что дает ему движение? Энергия, как причина движения. И разве эта энергия не распределяется в мире неравномерно, создавая в его движении информационный рисунок? Распределяется. Все движение мира вне зависимости от элементов этого движения в самой своей основе - это энергия и информация. Мир живет по энергоинформационным законам.

Человек – это энергоинформационное существо в энергоинформационном мире.

Глава1.Актуальные проблемы энергоинформационного

периода активной эволюции человека.

1.1.Структурно-функциональная характеристика

эволюционного значения эгрегора.

Хотя мы взаимодействуем с миром на очень многих уровнях – физическом, химическом, биологическом, социальном – все это взаимодействие, вне зависимости от участвующих в нем элементов, в конечном счете и прежде всего носит энергоинформационный характер.

Человек, как энергоинформационное существо, обладает способностью непрерывно воспринимать окружающий мир именно на его энергоинформационном уровне. Мы чувствуем не столько сам мир – ведь в нем есть множество неощутимых для нас вещей, таких, как радиоволны, радиация, нейтрино, – в нашем познании мира мы активно преобразуем его энергоинформационное отображение, разнообразно представленное нашим сознанием.

Мы, словно рыба в океане, со всех сторон окружены единым энергоинформационным полем Вселенной и находимся с ним в состоянии постоянного энергообмена. И так было и есть от начала времен.

Непрерывный процесс эволюции живого вообще и эволюции человека в том числе, - это процесс усложнения и углубления энергоинформационного взаимодействия с миром и в мире. Сама логика этой позиции такова, что при адекватном энергоинформационном обмене, а не просто «обмене веществ», живое достигает своих целей и успешно реализует себя.

Если же взаимодействие неадекватно, несоразмерно – то и результата быть не может. Сами посудите, можно ли, к примеру, вскипятить себе чаю, пользуясь электроэнергией из розетки? Конечно, можно. А без чайника? Труднее. А без какого-либо устройства для разогрева? Да вообще ничего не получится.

Значит, для достижения желаемой цели подходят только немногие из принципиально верных способов достижения запланированного результата.

Точно так же и с энергоинформационной стороной окружающего нас мира – приносящий радость и удовлетворение результат может быть достигнут, только если мы действуем с учетом его закономерностей и условий.

И как раз в этом, энергоинформационно адекватном взаимодействии с миром у человека, как мыслящего существа, имеются две серьезные проблемы.

Благодаря разуму, мы научились игнорировать посредство энергоинформационных сигналов мира уже на фазе восприятия. Мы не ориентируемся в нем. В этом плане человек и свободен, и ограничен.

Животные прекрасно ощущают настроение человека, состояние друг друга. Они способны чувствовать приближающиеся землетрясение. Но мы, – то есть человечество в целом, – отклонились в своем развитии от собственной энергоинформационной природы, с головой уйдя в мир цивилизации, как материализованной нашей культуры, включая технику, транспорт, связь или, например, самое промышленность и ее научное обеспечение. (См. об этом у Н.А. Бердяева и других авторов.(5))

Это, конечно, совсем не плохо, и я ни в коем случае не призываю отбросить все достижения цивилизации, переселиться в пещеры и заняться там медитацией на голодный желудок. Но наш рациональный разум, позволивший нам упорядочить невероятный по объему и сложности внутренний мир, с другой стороны, сыграл с нами плохую шутку.

Мы отдалились от природы и утратили нашу природную чувствительность, позволяющую до известной степени непосредственно и в какой угодно мере, - опосредствованно, - энергоинформационным образом воспринимать богатство мира в его полном объеме. Достижения цивилизации упрочили так называемое рациональное восприятие мира.

Можно сказать так, что благодаря мощности нашего рационально ориентированного воображения, все его продукты, представления, иллюзии, оказываются значительнее по сравнению со слабыми ощущениями энергоинформационой стороны мира. И мы похожи на туристов с орущим магнитофоном, которые, естественно, не слышат всего богатства звуков живой природы – и, как следствие, могут умереть от жажды в двух шагах от журчащего ручья.

В жизни каждого из нас найдутся десятки примеров, когда мы заранее предчувствовали неприятное развитие ситуации – но все же попали в историю. Почему? Да просто мы, уловив несомненный энергоинформационный сигнал, начали его проверять рациональным образом, – и вот, у нас в сознании уже возникла рациональная модель ситуации, которая полностью вытеснила, - в своей интенсивности, - полезное предчувствие.

Конечно, и среди людей попадаются уникумы, способные без всякого обучения ощущать «поле» как характеристику энергоинформационного мира, и даже, скажем, лечить, диагностировать, получать информацию при помощи этого канала ощущений, но это лишь капля в море практически неограниченных возможностей энергоинформатики.

С самого рождения ребенок, воспитывающийся родными, не умеющими уделять должное внимание своим ощущениям, учится не обращать внимания на свои «тонкие» ощущения. Он перестает их воспринимать, вытесняет из своего сознания, и приучается жить только грубоматериальной реальностью. Конечно, он сохраняет в себе способность испытывать тончайшие ощущения, но они теперь скорее обслуживают его внутренний мир, а не рассказывают человеку о внешнем. Природная всесторонняя чувствительность теряется.

Но если человек не может осознать энергоинформационную сторону мира, он совершает ошибки. Просто за счет уклонения от своей истинной природы – мы идем по реальной многогранной жизни среди своих представлений, созданных языком и культурой человечества и внедренных в нас обучением, как будто по купленной в магазине топографической карте вместо того, чтобы в дополнение к ней использовать природные пять чувств.

Мы, не глядя по сторонам, оступаемся и падаем то в одну яму, то в другую. Больно цепляемся за невидимые нам выступы нашего собственного энергоинформационного мира. И, естественно, зачастую недовольны жизнью – здесь и болезни, здесь и личные неудачи, несчастья, здесь и карьерные конфузы. И, конечно, начинаем сетовать на судьбу, обстоятельства, карму, и прочая, и прочая. А ведь большинства из проблем можно бы было избежать.

Ведь они возникли только потому, что мы не используем большую часть нашей природной чувствительности, не смотрим по сторонам и действуем словно слепые, не видя энергоинформационную сторону мира и не умея добиваться своего в этом слое реальности. И в этом состоит первая большая проблема человечества.

Однако, она решаема – ведь к этому решению нас ведет сама эволюция человечества. Мы, если так можно выразиться, при построении цивилизации только лишь сделали шаг в сторону от основного направления развития человека, как энергоинформационного существа. Наше первозданное восприятие пробьется на поверхность.

И не случайно в последнее время появляется все больше людей, наделенных способностью осознанного энергоинформационного взаимодействия с окружающим миром. И точно так же не случайно все больше организаций и тренинговых центров обучают людей приемам и технологиям полноценного сенсорного взаимодействия с энергоинформационным миром.

Тому есть вполне понятные причины, подталкивающие человечество к подъему на очередную ступень эволюции.

Потребность в очередной эволюционной ступени у любого биологического вида возникает прежде всего тогда, когда вид целиком заполняет свою экологическую нишу.

Человек это выполнил – мы заполнили Землю. Мы являемся общественными существами, причем как размер группы социума, так и размер индивидуальной территории у нас может быть переменным. И для того, чтобы целиком заполнить территорию, нам не нужно толкаться плечами – нам достаточно знать, что земля, на которой мы стоим – чья-то. Чужая.

И на Земле не осталось уже ничего ничьего. Ниша заполнена.

Вторым фактором, подталкивающим эволюционный процесс, выступает постепенное истощение пищевых, а точнее, - энергетических ресурсов экологической ниши, чем вызывается резкое обострение внутривидовой конкуренции.

И это налицо – существует постоянная инфляция, огромное количество людей страдает от недостатка питания, в более благополучных странах социальное давление с каждым годом растет, все больше действий нужно совершить, чтобы обеспечить себя необходимым.

Постепенно традиционный путь эволюции рационально существующего разума начинает исчерпывать себя – и в настоящее время более чем пятимиллиардная цивилизация поддерживает свое существование только за счет ископаемого топлива.

И, в этой ситуации, человек продолжает разыскивать еще неисследованные области реализации себя, области незанятые, которые могут предоставлять дополнительные преимущества.

Это и есть эволюция в ее чистом виде – в ее результате часть вида выходит из старой экологической ниши и занимает новую. Так уже было, когда обезьяна взяла в свои лапы орудие труда. Вид, вставший на новую эволюционную ступень, вначале делает то же, что и раньше, но новым способом, а уже потом начинает при помощи этого нового способа делать новые вещи.

И эта эволюция осуществляется, естественно, в наиболее удобном, ближе всего расположенном пространстве. В нашем случае – это пространство энергоинформационного развития, координаты которого заданы природными человеческими способностями совместно с уже имеющимися ресурсами высокообразованного разума.

Мы воочию стоим на пороге очередного эволюционного скачка.

Мы овладеваем управлением природными источниками энергии нашего существа, например, в форме «центральных энергетических потоков». Не трудно догадаться, что как «эфирные тела», так и «центральные потоки» суть энергоинформационные модели организации мысленного, осознанного контроля за ходом деятельности, то есть феномены эгрегориального типа, в которых актуализируются архетипы энергии и информации, - в их антропологизированном представлении.

Вместе с тем, независимо от рационального объяснения сути процесса, специально подготовленные в этом отношении люди довольно успешно диагностируют энергоинформационные нарушения в конкретной ситуации и управляя энергетикой собственного тела, способны снижать интенсивность боли, снимать воспалительные явления, ускорять восстановление функций тела, а также, - изменять его активность и способность мозга перерабатывать информацию. Возможности, получаемые теми, кто занимался энергоинформационными технологиями на практике, вполне известны и широко обсуждаются в литературе, и мы постараемся не тратить время на уже знакомые вещи.(6)

Мы все же вернемся ко второй проблеме гармоничного взаимодействия человека с энергоинформационной стороной мира. Вторая проблема намного значительнее, независимо от ее принятия или игнорирования, знания о ней или отсутствия такового.

Хотя человек и «забыл» об энергоинформационной природе нашего мира – она «не забыла» о человеке.

Позабытые и неконтролируемые вещи зачастую становятся источниками больших проблем. Примерно такая же ситуация возникла с человечеством и энергоинформационной стороной мира. Человечество невольно создает и умножает эгрегоры, даже не подозревая об этом. Но эгрегоры распространились, подобно компьютерным вирусам, стали способны корректировать программы нашего поведения и, таким образом, - незримо управлять человечеством.

Мы с вами не напрасно упоминали, что человек – существо энергоинформационное и взаимодействует с миром прежде всего на энергоинформационном уровне.

Пусть мы непосредственно не воспринимаем энергоинформационный мир, то есть то, что наши поступки и мысли влияют на мир и складываются в целостную картину, проступающую в окружающих нас событиях, как образ, – он может быть на камне, на песке, в кусочках мозаики, в зыби на воде, – пусть, но картина все равно возникает, помимо нашего сознания.

Пусть мы не осознаем энергоинформационной стороны мира, от этого она не перестает на нас влиять помимо нашего сознания, ведь мы не можем изменить собственной сути.

Неосознанно созданная нами картина влияет на нас неосознаваемым образом. Идея, овладевшая сознанием масс, отделяется от конкретного человека и начинает управлять каждым человеком в отдельности. Так возникают психика толпы, самоубийственные общественные идеи, суеверия и предубеждения.

Что же при этом происходит? Происходит неосознаваемое влияние на человека созданной им же самим энергоинформационной структуры. Пусть в сознании человек четко представляет, что слышит неправду – но ведь вы только что слышали ее, «как будто правду». Волей-неволей вы пусть и знали, что это неправда - но думали об этом словно о правде. Моделировали эту «правду» - разумеется, для того, чтобы сравнить ее с той настоящей правдой, которая вам известна, чтобы сравнить с реальными фактами и опровергнуть.

Вот уже эта самая фаза моделирования и скрывает в себе западню. Мы сами только что думали, что неправда – как бы правда. У нас теперь наша правда как бы стала частично неправдой, и убежденность ослабла. Этот эффект тем сильнее, чем сильнее был убежден и мощнее транслировал свою убежденность пропагандист лжи. Он в нас остается. Мы взаимодействовали с миром, мы оставляли на нем свой отпечаток и мы оставляли этот отпечаток в других людях. Но сами мы этого не осознавали. Но теперь этот отпечаток есть в окружающем нас мире.

И мы его чувствуем – он приходит к нам со всех сторон, усиливаясь влиянием других людей, точно так же транслирующих его. И мы не осознаем, что встретились с собственным же отражением. И вот, хотя мы четко знаем, что слышим неправду, все наши чувства говорят, что это может оказаться и правдой. Мы начинаем сомневаться.

Эффект усиливается. И усиливается. И усиливается. Ложь превращается в правду.

Идея отделяется от рационального сознания человечества, в котором она начала свое существование – и продолжает жить в энергоинформационной реальности, своим иррациональным влиянием направляя мышление людей.

Люди все время, сами не ощущая того, влияют на мир и друг на друга. Даже проехав в общественном транспорте, практически невозможно остаться в том же самом настроении, в котором мы туда зашли. И ведь так происходит с любой идеей.

Каждая из них становится самостоятельной энергоинформационной, и в то же время, - сателлитной структурой (то есть ничего не производящей, «паразитической» формой), то есть является одной из разновидностей эгрегора. Этот сателлитный эгрегор «питается» энергией человеческих мыслей, невольно способствуя такому изменению мышления людей, при котором он получает еще больше этой энергии. По принципу лавины или, вообще, - цепной реакции.

Картина выходит жутковатая: идеи рождаются в сознании одного человека или группы людей, и с этого момента они начинают свое существование в энергоинформационном мире, «управляя» своими родителями. Мы становимся в очередной раз рабами своего слова. Прежде всего, конечно же, в тех слоях, которые плотнее всего взаимодействуют с человечеством. Иногда сателлитный эгрегор расцветает и даже развивается, иногда остается стабильным, иногда со временем погибает. Но начало всегда одно – идея, довлеющая над небольшим количеством идей.

Но выживет ли этот «свежеиспеченный» эгрегор в дальнейшем?

А это уже зависит от того, как много людей подпали во власть эгрегора и некритически транслируют в окружающий их мир его содержание. Чем больше людей, тем больше энергии и сильнее присутствие эгрегора. Чем сильнее его присутствие, тем сильнее эгрегор воздействует на людей и тем точнее повторяет себя. Чем больше людей, энергии и точнее воспроизведение эгрегориальной идеи, тем больше вероятность выживания эгрегора.

Если эгрегор будет повторяться неточно, слишком сильно мутировать, то он со временем погибнет, как это происходит с модными течениями. Если он теряет людей, то он слабеет, как это произошло с религиозной идеей древней Греции. Если люди, обеспечивающие его существование, немногочисленны и сама эгрегориальная идея слишком уж отличается от прочих, то эгрегор чахнет, как это происходит с эгрегориальными идеями малых народностей и их культурой. К примеру, шаманизм, не умея пользоваться эгрегорами и не имея навыков надэгрегориальной игры, потерпел сокрушительное поражение под ударами эгрегориальных учений буддизма, христианства, коммунизма. А если такой эгрегор будет не слишком отличаться от других, более массовых эгрегоров, то он будет поглощен, как идея коммунизма поглотила более гуманные социалистические идеи.

В эгрегориальном слое происходит своя эволюция. Энергоинформационные сателлиты рождаются, умирают, их поглощают более мощные эгрегоры и они сами поглощают тех, что слабее. Они развиваются, эволюционируют, и это отражается на людях и на их поведении.

Но вот как это отражается на людях – это другой вопрос. Влияние эгрегоров на людей является прямым отражением их эволюции.

Ведь что для эгрегора важно? Только массовость, только энергия, только надежность энергосбора. Эгрегоры, будучи «паразитами», являются функцией, производной от человеческого мышления. Они не обладают свободой воли. Они словно титанические энергоинформационные амебы, автономные библиотеки памяти или свободные вычислительные мощности; они огромны и невероятно сложны, но... - неразумны.

Ни одна идея не может изменить себя самоё, потому что от этого она перестает существовать, как таковая. И поэтому эволюция идей-эгрегоров похожа на эволюцию динозавров – больше, сильнее, мощнее, сильнее, больше, массовее, типичнее. Ведь чем типичнее – тем больше потенциальных источников энергии в виде людей. В вопросах выживания эгрегоры «эгоистичны». При этом мышление людей подправляется в нужном эгрегору направлении, – как нетрудно видеть, - в направлении все более стандартизующем, оболванивающем.

Можно четко видеть, что в настоящее время это влияние становится все более явным и подавляющим. Яснее всего это проявляется в глобализации, стремящейся подчинить себе все и вся, стандартизировать все, - от огурцов в банке до мышления людей, - подавить национальное самосознание, национальную государственность, искоренить любую свободную мысль и, таким образом, изготовить из людей отшлифованные винтики для великой эгрегориальной машины, работающей в интересах глобальных корпораций.

Хорошо это или плохо во вселенских масштабах? Трудно судить.

С одной стороны, может быть, с биологической точки зрения это хорошо – ведь эгрегоры без людей не могут существовать, и значит так или иначе выживание человека как биологического вида будет обеспечиваться даже при тотальном эгрегориальном «контроле».

Но и здесь есть риски – ведь эгрегоры неразумны, и лидирующее положение среди них вполне может занять такой, который логически приведет человечество к самоубийству в определенный момент, как например, привел бы фашизм, если бы они развязали ядерную войну или как идея одной из сект, которая привела к добровольному коллективному самоубийству ее членов.

С другой стороны, для индивидуума и его разума эгрегориальное влияние попросту означает подчинение безрассудной психологии толпы.

Эгрегоры, конечно, рождают социальную координированность человеческих действий. Это уже кое-что, что могло бы быть полезным. Если бы не тот факт, что эгрегоры воздействуют на нас помимо нашего сознания. Не отпускают. В обыденных условиях человек не может различить собственные побуждения и побуждения, внушенные извне. К сожалению.

Ведь это уже не есть свобода. Однако, казалось бы, зачем она нам нужна, если мы не догадываемся о своей несвободе?

Тут все просто: наши собственные побуждения рождены нашей «живой» личностью, и она не откажется от них, и будет их усиливать тем больше, чем дольше они не находят удовлетворения. Энергоинформационная структура нашей личности, как безусловно преданный нам, «свой», «родной» эгрегор, обладает более мощным потенциалом взаимности влияния, чем эгрегор «чужой». В противостоянии «свой» - «чужой», - искажающее наш внутренний мир влияние чуждого эгрегора рано или поздно будет преодолено. А это значит, что очарование спадет и наступит похмелье. Истина вскроется. Может быть, вы были бы способны открыть тайну вечной жизни за сорок лет. Но вы занимались тридцать из них коллекционированием дензнаков. Время ушло. И вы только теперь прозрели. И это катастрофа.

И даже еще до раскрытия истины – мы просто недополучаем эмоционального результата. Удовлетворения. Не видим смысла. И это трагедия. Без свободы мышления мы не способны реализовать свои истинные стремления и не обретаем счастья. Жизнь в ярме чуждого эгрегориального влиянием проходит зря. В подтверждение, – подчас, спонтанно, волна самоубийств захлестывает те или иные слои населения той или иной страны, - в силу случайного, рокового воздействия суицидного эгрегора.

Негативно-антропологически ориентированный эгрегор «не обращает ни на кого в отдельности никакого внимания» (которого у него, впрочем, нет) и судьба конкретного человека ему безразлична. Поэтому, как говорил писатель Ежи Лец: «В борьбе идей гибнут люди» или, как озвучивалось в период сталинских чисток: «Лес рубят, щепки летят». Смерть шахида поддерживает идею его эгрегора, и поэтому шахиды продолжают появляться. Слезы мучеников есть семя церкви.

Эгрегоры конфликтуют, укрупняются, и суровой реальностью нашего мира является глобальная информационно-психологическая война. Что будет означать полный передел эгрегориального мира, наступление в нем окончательного равновесия? Вероятно, - остановку развития человечества. Полное отсутствие индивидуальности в мышлении. Полное подчинение стандартам. Ферму для людей. Деградацию личности. Стагнацию.

И тогда, даже если человечество и выживет, как биологический вид, о нем уже нельзя будет сказать «Человек Разумный». Это будет «Человек в Прошлом Разумный» или, что скорее, «Человек роевой, стайное или стадное существо».

Пожалуй, в случае торжества эгрегориальных тенденций наиболее велика вероятность возникновения общественного организма, наподобие муравейника. В нем нет никакой свободы ни для кого, от рабочего до царицы. Муравейнику не нужны индивидуальности – ему нужны биороботы. И, поскольку муравьи обмениваются химическими сигналами, причем реагируют на них инстинктивно, непроизвольно, ими как раз и правит аналог эгрегора - энергоинформационная структура, воплощенная в облаке химических веществ. Повлияй на него – и весь муравейник забегает по-новому. Совсем как иногда, к счастью, случается и у людей, в той или иной фирме-на-час.

Но, увы, для человечества такое терминальное состояние явится трагическим эволюционным тупиком. Ведь эволюционный отбор способствует выживанию наиболее прогрессивного, эффективного. Один муравейник оказался нежизнеспособным и погиб, зато другой – выжил, а третий – выжил и развился.

Потому, что, в случае с человечеством такого «муравейника» получится ровно одна штука. Погибла – и все. Цивилизацию и культуру придется развивать заново, чуть ли не от каменного топора.

Нарушение тонкого социального механизма уже сейчас мгновенно приводит к устрашающим последствиям – стоит вспомнить аварию московской электросети с параличом целого города или ураган в США с бандами мародеров. Уже сейчас формирующееся эгрегориальное равновесие наносит ущерб отдельным странам и людям, живущим в ней. Не дай Бог, если это произойдет и случится катастрофа в масштабе планеты – у эгрегориального человека шансов восстановить потерянные позиции будет не больше, чем у муравьев при наводнении.

В этом отношении эгрегоры выступают не как симбионты, наподобие кишечной палочки, которая обеспечивает благополучие нашего кишечника ценой малой толики питательных веществ, а как паразиты, подобные одному из африканских червей, который вызывает уродство развития задних лапок лягушки с тем, чтобы их, неповоротливых, съел аист, в кишке которого черви размножаются.

В силу элементарного строения и при условии информационно-психологической, то есть личностной устойчивости человека, современные эгрегоры сами по себе не могут быть названы ни «полезными», ни «вредными». Потому что при личностной устойчивости эгрегор лишь в нашем воображении, якобы «приносит пользу», а при отсутствии устойчивости, не к эгрегору «все вопросы», а к человеку. Вместе с тем, информационный шум (подобно «спаму») со стороны посторонних эгрегоров в целом отнимает силы и время жизни людей, не сумевших выполнить правила информационно-психологической гигиены.

Поэтому вторая проблема человека, как энергоинформационного существа, состоит в отсутствии должной, надэгрегориальной культуры. Вследствие этого эгрегориальность сознания, мыщления и бытия является реальным барьером человечества в активной энергоинформационной эволюции. Хотя новая эволюционная ступень развития человечества к настоящему времени неизбежна. И, как мы также говорили, природа эволюции на этой ступени будет энергоинформационной. Но, как мы только что сказали, эгрегориальность является барьером перед новой эволюционной ступенью человечества и она вредна для открытого эгрегорам индивидуума.

Но проблема заключается в том, что едва научившись воспринимать окружающий нас энергоинформационный мир, от эгрегориальности не избавиться. Слишком велико и обширно это воздействие, слишком сложно разуму отделить возникшее в нем независимо от подвергшегося эгрегориальному влиянию. Человеческий разум не может быть бдителен непрерывно.

Поэтому в качестве первой ступеньки на пути к новому этапу энергоинформационного развития может выступать только освобождение разума от эгрегориальных влияний. Обретение свободы мышления, например, на основе особой техники постановки защитной оболочки.(6)

Оболочка – это особая психоэнергетическая конфигурация, которая устанавливается и поддерживается нами на условно-рефлекторном уровне и которая автоматически отсекает все посторонние, не санкционированные сознанием, воздействия. Они могут пройти только через осознание. В том числе – и прежде всего – эгрегориальные.

После установки оболочки человек довольно быстро накапливает опыт свободного мышления, довольно своеобразный и значительный, чтобы его можно было исчерпывающе описать словами, – это лучше испытать. Вкратце, овладение таким опытом, – это больше свободы, времени, открытий, чувств, радости, независимости и силы.

Эти и подобные им технологии приносят замечательные результаты энергоинформационно грамотным людям в их персональных и социальных, внеэгрегориальных целях. Эффективность мышления и деятельности этих людей основана на их собственных, истинных желаниях, устойчивых перед «своекорыстным» воздействием эгрегоров. Не так, как это бывает при случайном, неконтролируемом воздействии неизвестного нам, чуждого эгрегора: шел к цели, шел, а получил нечто совсем другое, - то, что не радует и что совершенно не соответствует ожиданиям.

Но, хотя мы несколько отвлеклись в сторону позитивных психосоциальных технологий, эгрегориальная проблематика не утратила еще и остроты, и новизны. Действительно, зачем бы нам перестать интересоваться таким замечательным во всех отношениях предметом исследований? Прежде всего, эгрегоры, как явление, пронизывают все области человеческой жизни.

Затем, они обладают колоссальным энергетическим запасом, практически недостижимым для отдельного человека. Далее, они существуют сами по себе, и это означает, что любое использование эгрегориального воздействия способно сэкономить нам время и силы.

К тому же, если мы защищены от их подсознательного воздействия, то можем вполне безопасно вступать с ними в осознанное взаимодействие. Что важно, эгрегоры не обладают разумом и поэтому довольно легко поддаются управлению в определенных пределах.

Мы можем обратить эгрегоры на пользу себе и людям. Можем. И даже грехом было бы этого не сделать.

Ведь из таких объемных структур можно добывать значительное количество энергии для психической деятельности, и использовать эту энергетическую поддержку для обеспечения личного творчества, решения групповых задач и задач близких людей.

Эгрегоры в информационном плане более сложны, чем «устройство» сознания одного человека, они объединяют множество других сознаний и соответственно могут выступать хранилищем информации, откуда ее при определенных условиях можно заимствовать.

И, наконец, поскольку координирующая деятельность эгрегоров может иметь достаточно определенное направление, то и манипуляция теми или иными эгрегориальными проявлениями может обеспечить широкое воздействие на окружающий мир.

А еще можно управлять эгрегориальными воздействиями, можно включать эгрегоры в те или иные процессы, требующие обработки информации, или отключать их, можно объединять эгрегориальные потоки и получать удобные для практики области напряжения энергоинформационных сил, и можно, наконец, создавать собственные эгрегоры, пусть небольшие, но четко ориентированные на выполнение полезной задачи.

Сфера управляющего взаимодействия с эгрегорами – это, пожалуй, одна из самых перспективных, интересных и высокотехнологичных областей современной энергоинформатики.

И наши технологии позволяют быть результативными в этой сфере.

Этому и посвящена наша книга – тому, как поставить эгрегоры на службу активной эволюции субъекта и личности, чтобы индивидуум стал, так сказать, надэгрегориальным человеком.

Поэтому поговорим поподробнее о наиболее распространенных эгрегорах, – в том их состоянии, которое существует на сегодняшний день.

Чтобы понимать эгрегориальную логику и уметь гибко работать с эгрегорами, суметь направить их на пользу людям, нам нужно четко понимать, чем они являются.

1.2.Эгрегориальный фактор «Х» в развитии

энергоинформационной цивилизации.

Вопрос о существовании в информационной среде человеческого сообщества сложной структуры, которая, якобы, обладает способностью направлять поведение людей в своих интересах, играя роль управляющей сверхличности, давно беспокоит неуемных мыслителей.

Действительно, даже если не брать в расчет энергоинформационную сторону вопроса, любому человеку очевидно, что мы, обмениваясь словами, текстами, мыслями или идеями, словно запускаем почтовых голубей с посланиями, транслирующими наши отпечатки.

Сколько таких «голубей» в каждую секунду времени находится в полете, в путешествии от человека к человеку?

Сколько из них, полученные адресатом, приводят к запуску новых посланников, несущих на себе отрывки полученного текста?

Если учитывать то, сколько слов мы говорим за день, сколько действий совершаем и со сколькими людьми общаемся, а также если вспомнить, что последствия наших слов и действий не могут исчезнуть мгновенно, а хранятся, как минимум, несколько дней, – станет понятно, что эта энергоинформационная масса по объему, ежемоментно, по меньшей мере, равна энергоинформационной продукции всего человечества за несколько дней.

Приняв во внимание то, что все наши слова, действия и поступки основаны на знании и языке, формировавшихся тысячелетиями, нам станет ясно, что масса всех вместе взятых эгрегориальных конструкций соизмерима с массой опыта тысячелетий и, вдобавок, активно его транслирует, попутно дополняя своим контекстом содержание человеческого общения.

Теоретически это было понятно давно. Этот энергоинформационный контекст, или «слой» как только не именовался, например: коллективное сознание, сверхразум, сознание ноосферы, коллективное бессознательное, нелокальные поля, маятники, эгрегоры... всего не перечислить.

Но, хотя существование этих структур и было очевидно на теоретическом уровне для философов, психологов, а на практическом, – для специалистов в области биоэнергетики и энергоинформатики, - все же этот круг был слишком мал. Дело оставалось за экспериментами и в последние десятилетия была осуществлена целая их серия.

Вот описание одного, очень наглядного, упоминавшегося еще Р. Уилсоном.

В февральском выпуске бостонского журнала «Нъю-эйдж» за 1984 год было помещено интервью с д-ром Шелдрейком, создателем термина «нелокальных полей» – то есть одним из исследователей эгрегориального слоя. Шелдрейк рассказывает, что журнал «Нъю сайентист» (Лондон) и «Брэйн/майнд булитин» (Лос-Анджелес) независимо друг от друга спонсировали проведение экспериментов, которые должны были подтвердить или опровергнуть его теорию. В обоих случаях были получены интереснейшие результаты, соответствующие предсказанному влиянию эгрегоров.

В эксперименте журнала «Нью сайентист» разным людям в разных уголках мира предложили за одну минуту найти скрытые в абстрактной картине лица, после чего рассчитали среднестатистические данные. Потом эти лица «раскрыли» в телепередаче Би-Би-Си, которую обычно смотрит до миллиона телезрителей. Сразу же после этой передачи эксперимент повторили в странах, где передачи Би-Би-Си не транслируются. На этот раз за одну минуту скрытые лица обнаружило до 76% испытуемых, что составляет более высокий процент, чем в предыдущем эксперименте. По оценке д-ра Шелдрейка, с которой согласился «Нью сайентист», вероятность случайного получения такого результата равна 1%!

В эксперименте «Брэйн/Майнд булитин» различным группам американских жителей предлагали запомнить три рифмы: из традиционной японской колыбельной, из стихотворения современного японского поэта и из рифмованной тарабарщины. Рифма из традиционной колыбельной, которую пели миллионам японских детей в течение многих веков, запоминалась гораздо быстрее двух остальных рифм.

Если не знать о существовании энергоинформационного слоя нашей реальности – результат эксперимента парадоксален.

Опыт с рифмами колыбельной можно еще как-то объяснить с историко-лингвистической точки зрения, – ведь не секрет, что все человеческие языки происходят как бы из одного источника, и самые общие слова предопределены самой логикой формирования речевого общения еще в самом начале человеческой истории, как, например, слова «мама», «папа», «дада» или «деда» и т.д. Всего имеются около пяти семей языков, образовавшихся 10-12 тысяч лет тому назад, в свою очередь происходящих от праязыковых конструкций древностью 40-50 тысяч лет. В этом случае, естественно, чем древнее, к примеру, колыбельная, тем вероятнее, что ее созвучия соответствуют наиболее глубоким основам образования речевых конструкций любого языка, – а стало быть, легче запоминаются.

Но опыт с угадыванием лиц, – парадоксален со всей определенностью!

Действительно, создается впечатление, что какой-то неизвестный всемирный телеграф, глобальная система оповещения чуть ли не мгновенно «распространила информацию» о содержании ребуса на десятки тысяч километров. Причем распространила так, что угадывание облегчалось, только когда была поставлена задача угадать. Эти лица не стали кошмаром или мечтой миллионов, соответственно сама по себе информация распространилась совершенно помимо сознания людей.

Словно кто-то вложил им в головы эти знания.

Словно вложил в головы всем и каждому, преодолев даже языковые барьеры. Проще сказать – запрограммировал.

Такая сверхъестественная способность информации «распространяться» в человеческой среде может даже породить настоящие мистические учения, – ведь так легко и приятно поверить в существование высшего разума, неукоснительно и внимательно наблюдающего за человечеством и необъяснимо направляющего каждое его действие.

Но это было бы так, если мыслить суевериями, не знать об энергоинформационной среде человечества и не понимать механизма создания и способа существования эгрегориального слоя, относительно самостоятельно, вновь и вновь реконструируемого каждым человеком по одним и тем же, объективно действующим законам «программирования» процесса мышления и сознания.

Иначе говоря, в реальности дела обстоят намного проще, – и намного серьезнее.
1.3.Энергетическая матрица человеческого бытия.

Мы все зависим друг от друга. Вспомните, что происходит, когда кому-то из ваших близких грустно. Вы остаетесь безучастным? Никоим образом.

Этот человек может даже ничего не говорить, но уже по его позе, по движениям, по мимике мы ощущаем, что с ним что-то не так.

Что мы стараемся сделать? Как-то подбодрить, утешить, развлечь, растормошить. То есть сделать, обратим внимание, нечто противоположное его состоянию, – но сначала с самим собой.

И самое интересное, нам совершенно необязательно осознавать это, – мы просто меняем свое поведение так, чтобы наш близкий тоже ощутил наш внутренний комфорт и тепло.

Как если бы мы стремились поделиться с ним энергией, которой ему недостает.

Собственно, а почему это «как если бы»? Ведь так оно и есть.

Что для нас весь окружающий мир? Это наши ощущения.

Конечно, есть и материя, и вещество, и предметы мира, и Вселенная, – но для нас все это субъективно представлено только нашими ощущениями. Пока мы не увидели стрелку вольтметра или пока мы не почувствовали удара током, – мы не знаем, подано ли электрическое напряжение на провода. Оно для нас как бы не существует, – но стоит загореться лампочке или зашуметь двигателю, мы понимаем, что напряжение было. Потому что наши ощущения изменились.

Все объективно существующее в мире, – и вещество, и его энергия, – субъективно представлено для нас в ощущениях. Даже для того, чтобы намеренно совершить движение, мы вначале должны ощутить конечность и только потом, изменяя образ ее восприятия, сформировать представление о ее движении, чтобы она пошевелилась.

Поэтому для того, чтобы растормошить грустного человека, даже не разговаривая с ним о причине его грусти, мы с вами должны изменить собственное поведение. А для этого, – собственное состояние. А, затем, и собственную перцепцию и психомоторику с ее ощущениями, потому что любое произвольное движение для нас начинается с того, что мы намеренно изменяем образы, связанные с теми или иными своими ощущениями, генерируя их в познавательных структурах своей психики. Подобно тому, как, возможно, вы помните, вы учились в детстве скручивать язык в трубочку или картинно шевелить бровью, разыскивая ощущения, которые должны инициировать эти желательные для нас действия.

Субъективно, в нашем сознании получается так, что мы изменяем свои ощущения, – и нам кажется, что они непосредственно воздействуют на другого человека. Но на самом деле они действуют, транслируясь посредством нашей позы, жестов, темпа движений, интонации речи, «тепла» взгляда, «психической энергии», а также благодаря огромному количеству других, «психоэнергетических» каналов, о которых мы даже не подозреваем.

Для нас важно другое, – мы изменяем собственные ощущения и это изменение воздействует на других. Другие испытывают какие-то ощущения, и наше состояние тоже изменяется, хотя предполагаемого нами, на основе архетипа непосредственности и непрерывности восприятия мира, канала непосредственной передачи наших сигналов мы не видим и не осознаем.

Для нас важно лишь то, что при изменении нашего состояния изменяется и наше поведение, и наши действия усиливаются или ослабляются.

Более того, пока состояние другого человека еще только начинает изменяться и пока мы направлены на то, чтобы это изменение поддержать, – в это время наше собственное состояние преобразуется замедленно, как будто наша энергия «поглощается» этим человеком.

Наши, постоянно присутствующие в сознании или в сфере неосознаваемого, восприятия и ощущения выступают в роли энергетического начала для нас самих, для нашей психики, и, передаваясь от человека к человеку, также становятся частью его внутреннего мира и являются в этом смысле «энергией», - транслируемой вовне, - для других.

Поэтому мы далее, где только возможно, постараемся избегать повторения этого объяснения, и будем помнить, что изложение объективных причин трансфера сигнала для нашего исследования изменений субъективной реальности может быть опущено, и, соответственно, идя навстречу обыденному сознанию с его непосредственностью восприятия и мышления, мы будем просто называть эти «энергетические» ощущения в соответствии с их субъективной природой, – «энергией».

Просто представим, что мы управляем своим поведением с помощью «трансфера (передачи) энергии», – и все. Так, например, когда в веселящуюся компанию вдруг приходит человек, которому грустно, от него словно расходятся какие-то «круги» или «флюиды», понижающие общее настроение до того уровня, что последнее достигает своего нижнего предела. Поэтому компания собеседников старается выправить настроение, расшумевшись чуть более, чуть более радуясь, чтобы компенсировать чувство грусти, создавая ему некий противовес. И, в результате, если человеку взгрустнулось, он, при участии нашей энергетики, сам начинает, в конце концов, - улыбаться.

И, естественно, в каждом из нас эти ощущения, эта энергия, присутствуют непрерывно, невольно связываясь с той или иной частью тела. Нам кажется, что эти ощущения, эта энергия воздействует на нас на каком-то очень глубоком уровне, если они способны воздействовать на наше настроение и состояние здоровья.

Связь между ощущениями человека и его состоянием, проявляющуюся не только для него, но и, словно по волшебству, - для других, а в ряде случаев и для тех, что находятся очень далеко, давно была замечена на древнем Востоке.

Древ­няя вос­точ­ная ме­ди­ци­на дос­тиг­ла боль­ших ус­пе­хов, благодаря развитию архетипических и эгрегориальных представлений об энер­ге­тическом воздействии человека на свое те­ло и по­ка­за­ла, что, мысленно кор­рек­ти­руя движение по­то­ка энер­гетических ощущений, дей­ст­ви­тель­но мож­но вли­ять на состояние здоровья. В тра­ди­ци­он­ной ки­тай­ской ме­ди­ци­не такую энер­гию на­зы­ва­ли энер­ги­ей «Чи», или «Ци», — от­сю­да название гим­на­сти­ки, - «Ци­гун».

Йо­ги на­зы­ва­ют эту энер­гию «пра­ной», — от­сю­да «пра­ная­ма», - так на­зы­ва­ют­ся осо­бые ды­ха­тель­ные прак­ти­ки.

Со­глас­но древ­ним воз­зре­ни­ям, эта энер­гия ощущений цир­ку­ли­ру­ет по осо­бым ка­на­лам, ко­то­ры­ми про­ни­за­но все че­ло­ве­че­ское те­ло. И все бо­лез­ни че­ло­ве­ка свя­за­ны с на­ру­ше­ни­ем цир­ку­ля­ции этой энер­гии, с ее из­быт­ком или не­дос­тат­ком, - то есть со способностью человека к саморегуляции своего душевного и физического состояния.

Как раз этой последней це­ли и слу­жат зна­ме­ни­тый япон­ский то­чеч­ный мас­саж и не ме­нее зна­ме­ни­тое ки­тай­ское иг­ло­ука­лы­ва­ние. Воз­дей­ст­вуя на оп­ре­де­лен­ные, эмпирически установленные че­ло­ве­че­ст­вом из­древ­ле, био­ло­ги­че­ски ак­тив­ные точ­ки, древ­ние це­ли­те­ли зна­ли, что та­ким об­ра­зом мож­но раз­бло­ки­ро­вать «за­стряв­шую» в ка­на­лах энер­гию, изменить ощущения, и то­гда они на­чи­нают распространяться бес­пре­пят­ст­вен­но и рав­но­мер­но, имен­но в том объ­е­ме, ко­то­рый необходим для здо­ро­вья.

Су­ще­ст­ву­ет мно­же­ст­во раз­но­об­раз­ных, по сути архетипически и эгрегориально обоснованных ме­то­дов вос­точ­ной ме­ди­ци­ны. Се­го­дня та­кой ме­тод ле­че­ния, как реф­лек­со­те­ра­пия, давно при­знан офи­ци­аль­ной ме­ди­ци­ной. Со­став­ле­ны мно­го­чис­лен­ные ат­ла­сы энер­ге­ти­че­ских ка­на­лов и био­ло­ги­че­ски ак­тив­ных то­чек, – как раз тех, с которыми мы связываем наши неспецифические, а именно, - «энергетические» ощущения.

Но неспецифические, фантомные психоэнергетические ощущения человека, и, вообще, - его энергия, – это такие «вещи», которые совершенно необязательно могут пребывать только в той или иной конкретной области нашего тела. Они могут «пронизывать» все наше тело, образуя другие, - так называемые «эфирные тела», от которых наука физика давно освободилась, но от которых не свободна физика тела и человеческая психология, - они оперируют этими понятиями и представлениями, не имея, собственно, альтернативы субъективному мироощущению обывателя.

Так, с субъективной точки зрения, можно представить, что есть области тела, где энергетические ощущения выражены более всего, где сосредоточена вся наша энергия. Это так называемый центральный энергетический поток, по нашим ощущениям расположенный в теле перед позвоночником.

Такого рода непосредственно конструируемая энер­ге­ти­ка че­ло­ве­че­ско­го те­ла тес­но свя­за­на с энер­ге­ти­кой обыденного соз­на­ния. Од­но без дру­го­го не су­ще­ст­ву­ет, од­но связано с дру­гим. Продолжая структурировать образ, можно заключить, что те энер­ге­ти­че­ские ка­на­лы, с ко­то­ры­ми име­ет де­ло вос­точ­ная ме­ди­ци­на, вто­рич­ны по от­но­ше­нию к ос­нов­но­му энер­ге­ти­че­ско­му по­то­ку, ко­то­рый, по нашим ощущениям, про­ни­зы­ва­ет че­ло­ве­че­ское те­ло и свя­зы­ва­ет его с нашим соз­на­ни­ем.

Еще более детальный образ в данном случае, - сравнение ос­нов­ного энер­ге­ти­че­ского по­тока со ство­лом де­ре­ва, от ко­то­ро­го от­хо­дят вет­ви, — вто­рич­ные энер­ге­ти­че­ские по­то­ки. Но основной энергетический поток должен, отображая взаимоотношение позитивного и негативного в состоянии человека, состоять из двух по­то­ков ощущений, двух потоков энергии, ко­то­рые имеют про­ти­во­по­лож­ные на­прав­ле­ни­я, — один движется вверх, а дру­гой, - вниз. Один по­ток, согласно древнейшим аллегорическим архетипам, идет из Зем­ли, а вто­рой, — из Кос­мо­са. Имен­но эти два по­то­ка и фор­ми­ру­ют всю психоэнер­ге­ти­ку че­ло­ве­ка.

Образ «восходящего по­тока, иду­щий сни­зу, — это метафорический по­ток энер­гии Зем­ли, энер­гии фи­зи­че­ско­го ми­ра, ко­то­рую Зем­ля транслирует в Кос­мо­с. С образом восходящего потока связывается представление об энер­гии, необходимой в ос­нов­ном для осу­ще­ст­в­ле­ния мощного, си­ло­вого взаи­мо­дей­ст­вия че­ло­ве­ка с ок­ру­жаю­щим ми­ром.

Этот энергетический поток, или так называемое «триггерное» ощущение, повышает двигательную активность человека, тонус тела и давление. Если это ощущение намеренно усилить, то увеличивается сила и скорость реакций, уровень эмоций и сила давление на собеседника. В том примере, когда человек был грустным, а мы пытались его растормошить, мы как раз и воздействовали на него усиленным восходящим энергетическим потоком, иначе представляемом образам «приподнятого настроения», - согласитесь, что последний гораздо менее детален, он, - элементарен, или, точнее, - генерализован, то есть слабо дифференцирован.

Вот почему архетипический, эгрегориальный язык экстрасенсорики оказывается подчас более востребован, чем языки физики или психологии, в которых совершенно отсутствуют развернутые представления о субъективной реальности, а, тем более, о том, что этой реальностью можно и, весьма часто, - нужно, - управлять, разумеется, - в интересах человека. С этой точки зрения можно сказать, что конкуренцию экстрасенсорике составляет скорее всего религия, традиционно и естественным для нее образом аппелирующая к праву монопольного управления субъективной реальностью, реальностью душевного и духовного, а, значит, и физического здоровья человека. Но что делать, если некоторые люди принципиально являются атеистами, - и поэтому, в частности, обращаются к восточной или иной медицине, а также и к экстрасенсорным возможностям саморегуляции состояния физического, психического и социального здоровья.

В целом, экстрасенсорика, подчас, не от хорошей жизни, занимает промежуточное положение между Наукой и Религией, и, очевидно, надо надеяться, в обозримом будущем, благодаря интенсивному спросу человека на рациональное познание субъективного, должна порвать с иррациональностью и суевериями, постепенно приобретая научный статус и оставляя Религии цель дальнейшего развития такого человеческого блага, каким является Вера.

Продолжая образ энергетики тела, добавим, что нисходящий поток «идущий свер­ху», по­став­ля­ет метафорическую энер­гию Кос­мо­са, или кос­ми­че­скую ин­фор­ма­цию, ко­то­рая обес­пе­чи­ва­ет под­дер­жа­ние «бо­же­ст­вен­ной иск­ры» соз­на­ния. Этот поток представляет когнитивную, познавательную, в частности, - «калькулятивную», вычислительную активность человека, понижая двигательную активность, уменьшая интенсивность эмоций и снижая тонус и артериальное давление. Если его намеренно усилить, то человек становится более внимательным, сообразительным и, вдобавок, способным к усиленному, интенсивному информационному давлению на собеседника. В нашем примере образ грустного человека в шумной компании раскрывается в представлении о том, что его влияние на других осуществлено с помощью усиленного нисходящего потока.

Далее, для организации развернутой не только вовне (образ дерева), но и вовнутрь, структуры регулирующих состояние человека действий, вводится понятие о сложном строении центрального энергетического канала. Внутри этого канала выделяются «узлы», в которых энергетические ощущения выражены наиболее мощно, поскольку центрация мощи необходима в противостоянии внутреннего и внешнего. В узлах энергообмена сильнее всего оказывается влияние на других, также как и на самого человека. Эти важные для энергообмена узлы с давних времен обозначаются архаическим, и довольно распространенным понятием, - «чакры».

Пред­став­ле­ние о ча­крах, — как энер­ге­ти­че­ских цен­трах че­ло­ве­ка, — также принадлежит вос­точной медицине, хотя и в современной психологии постепенно становится очевидной необходимость разработки дифференцированных представлений о структуре и динамике интенсивности проприоцептивных ощущений.

Согласно сложившимся представлениям, имен­но в ча­крах про­ис­хо­дит на­ко­п­ле­ние энер­гии, по­лу­чае­мой от двух раз­но­на­прав­лен­ных по­то­ков. С по­мо­щью чакр эта энер­гия рас­сре­до­то­чи­ва­ет­ся в телесных ощущениях. Имен­но состоянием чакр обес­пе­чи­ва­ется су­ще­ст­во­ва­ние проективной энер­ге­ти­че­ской обо­лоч­ки, — свое­об­раз­но­го энергетического зонта или ко­ко­на, защищающего тело че­ло­века. В здо­ро­вом со­стоя­нии человека ка­ж­дая ча­кра, — это, если пользоваться технологиями восприятия ауры, - небольшое, вихреобразно закрученное облако свечения. Ес­ли ча­кра «по­ра­же­на», она «ту­ск­не­ет и за­кры­ва­ет­ся», - как увяд­ший цве­ток. У че­ло­ве­ка семь ос­нов­ных чакр. Рас­по­ло­же­ны они на про­тяже­нии двух цен­траль­ных энер­ге­ти­че­ских по­то­ков, вдоль по­звоноч­ни­ка, в стро­го от­ве­ден­ных мес­тах. Ка­ж­дая ча­кра в индийской традиции име­ет свое на­зва­ние (сни­зу вверх): пер­вая ча­кра, — Му­лад­ха­ра, вто­рая, — Свад­хи­ста­на, тре­тья, — Ма­ни­пу­ра, чет­вер­тая, — Ана­ха­та, пя­тая. — Ви­шуд­ха, шес­тая, — Адж­на, седь­мая, — Са­хас­ра­ра.

Представляется, что изменение нашего состояния при контакте с другим человеком прежде всего находит свое отражение в изменении количества и качества психоэнергетических ощущений, - особенно в местах расположения соответствующих чакр.

Мы отражаем состояние другого тем сильнее, чем сильнее, благодаря чакрам, человек его испытывает. Мы ощущаем его состояние, невольно отражая его – и испытываем изменения психоэнергетических ощущений в области чакр, хотя и немного в другом порядке, что связано с последовательностью психофизиологических реакций.

Изменение ощущений в области наших чакр индуцирует изменение ощущений в области чакр собеседника.

Совершенно неважно, прямо или опосредованно, но наши чакры воздействуют на собеседника, и наоборот, и поэтому чакры оказываются своеобразными камертонами, стандартизированными самой природой на основе социально-психофизиологической общности человеческого поведения.

Поэтому мы способны вступать в так называемый чакральный энергообмен.

Можно представить, что мы по­сто­ян­но по­сы­ла­ем во внеш­ний мир, дру­гим лю­дям осоз­нан­ные и не­осоз­нан­ные психоэнер­ге­ти­че­ские им­пуль­сы. Мы за­ви­ду­ем, злим­ся, раз­дра­жа­ем­ся, оби­жа­ем­ся, ру­га­ем или жа­ле­ем се­бя и дру­гих, гне­ва­ем­ся или вспы­хи­ва­ем в от­вет на чей-то гнев. И все эти им­пуль­сы вызваны вполне конкретными состояниями, соответственно име­ют впол­не кон­крет­ные качества, силу и направленность. Вот так и воз­ни­ка­ют образы, или эгрегоры непосредственных энер­ге­ти­че­ских взаимосвя­зей между людь­ми, конкретизируемые в представлениях о существовании своеобразных энер­ге­ти­че­ских жгу­тов, по ко­то­рым на­ша энер­гия «пе­ре­те­ка­ет» к дру­гим лю­дям.

В том, что образы психоэнер­гетики обладают определенной объяснительной силой, понятно уже потому, что в многообразии феноменов человеческого поведения всегда найдутся и такие, которые кажутся объяснимыми исключительно одними только, например, проявлениями «чакрального энергообмена». Вспом­ни­те, например, как вы не­ожи­дан­но для се­бя обо­ра­чи­ва­лись, по­чув­ст­во­вав чей-то взгляд, или, точно также, кто-то обо­ра­чи­вал­ся «под при­це­лом» ва­ших глаз. Чем же че­ло­век воз­дей­ст­ву­ет в та­ком слу­чае? Не­у­же­ли толь­ко взгля­дом? Этого для объяснения кажется мало. Эгрегор должен обладать необходимой и достаточной полнотой, и поэтому основательнее для нас то объяснение, согласно которому взаимное воздействие людей друг на друга потому так мощно, что оно осуществляется, так сказать, «чакра в чакру». Вплоть до того, что с помощью чакр формируются особые и обширные сети взаимодействия, на самом деле обусловленного тем, что человек, - существо общественное, социокультурное, и значение общественных контактов для него является и мощным, и чрезвычайным, - настолько, что оно обладает для него силой даже большей, чем непосредственное физическое воздействие.

Для человека действительно верно, что один только взгляд и возвышает, и сражает, не говоря уже о силе слова, которое организует воздействие, например, эгрегора чакры. Например, говорится, что «чем ниже расположена чакра, тем сильнее она способна «поглощать» ощущения восходящего потока, то есть активироваться, оказывая воздействие на психику её носителя, и тем больше способна «излучать» энергию нисходящего потока, поскольку ее активация не проходит незамеченной для осознания другого человека, собеседника». И добавляется: «Действительно, так как нижние чакры и восходящий поток соответствуют активности, силе экспрессии, и потенциальной агрессии, то реакция на активацию этих зон очень важна. И, только в том случае, если она психологически замечена собеседником (а это означает, что излучаемая вами энергия поглощена верхними его чакрами), происходит увеличение активности его нижних чакр. Только тогда и происходит реакция, отражающая ваше воздействие», и так далее...

Понятно, что таким образом осуществляется, помимо невербального, непосредственного контакта, еще и вербальное, внушающее и организующее воздействие одного человека на другого, или на группу лиц. Другое дело, что сам человек выбирает, какого рода объяснение его состояния и состояния других людей его устраивает, какой именно по форме и содержанию эгрегор, адекватный его архетипике, окажется семантически ближе к архитектонике его мировоззрения.

Следует учитывать, что эгрегориально-архетипическая организация человеческого взаимодействия и индивидуального поведения имеет, по сравнению со специально-психологической, стратегический, долговременный характер, довольно часто, - за пределами нескольких поколений. Например, отмеченная еще В.О. Ключевским, и до сих пор существующая на Руси эгрегориальная наклонность «дразнить свое счастье», как форма проявления архетипа «горя векового, беды вековечной». (13;53)

Этот архетип имеет важное социально-психотерапевтическое значение сверхмобилизации, действующее и в том случае, когда редкое в наших суровых геополитических условиях счастье вдруг привалит к человеку, оказывая деморализующее на него и его ближайшее окружение воздействие. То же значение имеет энергетика и архетипика «Ивана-Дурака» и т.п.

С другой стороны, эгрегоры, преимущественно имеют в организации энергетики нашего поведения оперативно-тактическое значение, смыкаясь в этом плане с непосредственностью психологического внушающего воздействия, идущего не только на пользу, но и во вред. Отсюда – представление об энергетическом вампиризме, когда один человек при отражении влияния собеседника пассивно повышает свой тонус, и стремится это делать, но при этом он не обладает способностью отреагировать достаточно ярко и, в результате, невольно вызывает уменьшение тонуса своего «донора».

В целом, важно то, что эгрегориально-архетипическое и психологическое взаимодействие чаще всего не ограничивается только двумя непосредственно контактирующими людьми. Любой человек сплошь и рядом оказывается в положении, когда его воздействие затрагивает нескольких людей или сам он невольно, общаясь с отдельным человеком, подпадает под влияние группового или массовидного воздействия.

Всепроникающие Средства Массовой Информации усугубляют дело. Психически и энергетически сильные люди способны охватывать своим влиянием очень большое количество людей. Такие группы влияния пересекаются, накладываются друг на друга, а многочисленность их участников во всяком случае гарантирует устойчивость взаимодействия, то есть то, что вы лично не окажетесь без всепроникающего, позитивного или негативного на вас воздействия. Образно говоря, различные эффекты группового, индивидуального и массовидного влияния усиливаются друг другом и, - реже, - ослабляются по принципу суперпозиции, то есть наложения полей.

В человеческом сообществе, в его коммуникативном пространстве, неосознаваемым для большинства людей образом, но при их непосредственном и опосредствованном участии веками создавалось и стремительно в настоящее время усиливается мощнейшая энергетическая матрица, стихийная сила, определяющая разнонаправленную активную эволюцию человечества. Задача заключается в том, чтобы из множества возможных ее направлений энергетически наиболее мощными были те, что сензитивны природе и духу человека. Выбор в этом переплетении векторов эволюции остается за человеком, поскольку только он сам, будучи субъектом актуально действующей психоэнергетики, способен объединить, сомкнуть своей мыслью необходимые потенциалы матрицы общечеловеческих побуждений, являющейся той основой, на которой самозарождаются структуры управляющего, информационно-психологического уровня.

.
1.4.Информационно-психологическая природа
коллективного бессознательного.

Следует напомнить, что само по себе слово «эгрЕгор» (варианты «эгрегОр», «эггрегор») содержит в себе несколько искаженный корень «agregatio», содержащийся также в слове «агрегат», обозначающем собою нечто, образованное из множества разнообразных элементов или частей.

В современном узкоспециализированном языке понятие «эгрегор» применяют для обозначения актуального, энергоинформационного веса особенной структуры так или иначе объединенных элементов коллективного бессознательного, – то есть компонентов, обладающих энергетикой в смысле их побуждающих человека к действию возможностей, и поэтому включенных в контекст здесь и сейчас самоорганизующейся коллективной психоэнергетической жизни человечества.

В качестве первичного, такое определение нас пока удовлетворяет. Но попытаемся его развить в более конкретных образах и выражениях, попутно выявляя, как возникают эгрегориальные структуры, и какое место находят их тела среди множества конструктов информационной архитектуры человечества.

Любое человеческое сообщество состоит из личностей, влияющих друг на друга при помощи слов, а также арсенала невербальных средств мимики, жестикуляции, интонации, кинетики, динамики и статики человеческого тела, включая его психоэнергетику.

При этом практически весь информационной слой, не облеченный в слова, передается от человека к человеку помимо нашего сознания, – оказывая влияние на наши ощущения, на состояние, на контекст, в котором мы воспринимаем действительность.

В самом деле, пусть немного «не та» интонация у человека, пусть немного «не то» ощущение с ним связывается, да и взгрустнулось «чуть-чуть» в его присутствии... и что с того?

Это же не штамп на лбу, который можно запомнить и описать четко и конкретно: «штамп синий в центре лба, одна штука, средний размер, полустерт».

Мы не запоминаем и не способны запомнить, как именно нам взгрустнулось, что именно мы уловили в интонациях собеседника, какое не то ощущение после него осталось.

Однако если мы не можем не учитывать все, что восприняли по всем возможным каналам, в комплексе, – мы делаем это преимущественно неосознанно, автоматически. Как результат, такое очень слабо осознаваемое влияние меняет наше поведение, причем меняет его предсказуемым образом и может оказаться критически важным.

Например, мы столкнулись с ситуацией, когда неприятный нам человек, сделавший нам большую гадость, получает по заслугам, причем и именно за эту самую гадость.

В сознании мы это оценили и готовы бы, – заочно, как только получили эту весть, - радоваться свершившейся справедливости... Но теперь этот человек по понятным причинам грустен, – и отчего-то при его виде совсем не так радостно, как предполагалось до того в сознании. То есть принципиально мы, конечно, удовлетворены, но радость отсутствует!

Разумеется, это происходит под влиянием хорошо известной невербальной, энергоинформационной передачи психического сигнала, – на которую отреагировало уже не сознание, но более глубокая, интимная подструктура психики, а именно, - эмоциональная. Сознание должно было удовлетвориться одним, – но субъективно, в результате нами приобретено совершенно другое.

Подобное неосознанное влияние относится к влиянию осознанному примерно так же, как взаимодействуют две волны, – они накладываются друг на друга в определенной точке, не уничтожая друг друга, но, временно, ослабляя или усиливая, а затем продолжая свое движение.

В этом отношении энергоинформационное воздействие можно сравнить с энергией, несущей информацию, которая никуда не исчезает – полученная вами, она обязательно найдет свое выражение в вашем поведении и понизит настроение следующего контактирующего с вами по тому же поводу человека ровно настолько, насколько он повысит ваше, – то есть энергия будет транслирована далее, пока не рассеется, став частью общего эмоционального фона группы людей.

Можно привести еще один пример, кстати, куда более жизненный – разговаривают два человека. О чем-нибудь общем, знакомом им обоим, о каких-нибудь волнующих планах. Один из них очень увлечен разговором и полностью поглощен его содержанием. А другой одновременно думает и еще о чем-нибудь, - например, представляет себе не имеющего прямого отношения к ситуации какого-нибудь третьего человека, злодея, который может все испортить. И то, что второй человек представляет себе эту помеху, – отражается на всем его поведении, он сообщает, буквально излучает энергию незримого присутствия опасного человека по всем каналам связи: вербальному, интонационному, мимическому, пантомимическому и, в целом, по энергоинформационному.

То есть, по сути, создает в своем сознании и в коммуникативном пространстве связь с этим опасным человеком, причем связь, имеющую важное значение.

А первый человек «впитывает» созданное при таком вмешательстве впечатление. Запоминает. Получается так, как будто бы первый человек излучал в пространство между ним и собеседником свое чистое, ожидаемое предвкушение ситуации. Но ощущал, что в этом пространстве зреет несогласованность, диссонанс. Конечно, ведь в этом пространстве присутствует тень неудачи и тень ее причины. А человек уж так создан, что не может этого не запомнить.

Для второго человека эта связь безвредна. Ведь она порождена его собственным сознанием, и он-то сам может легко думать о ситуации, исключив из нее фантом противника обоюдной затеи. А вот для первого человека – опасна. Он же не может исключить раздражающий фактор из своего дальнейшего восприятия ситуации. Он даже не знает об этом факторе ни сном, ни духом. И с тех пор бедняга приобретает в своем сознании ситуацию, уже пораженную ожиданием грядущей неудачи, и, с этим впечатлением, говорит о ней потом с другими! Получается, что гениальный план «сглазили». Он, возможно, реализуется, но уже с большим трудом. А если еще поделиться планами со многими другими, и все они усомнятся? Ничего не выйдет.

Чтобы не подвергнуть планы такому разрушительному психическому заражению, нужно быть или очень психоэнергетически сильным, убежденным человеком, или уметь использовать энергетическую волну противодействия в своих целях.

Примечательно, что описанное эмоциональное заражение практически не распространяется на другие мысли и действия, – через пять минут вы вполне сможете весело хохотать над анекдотом или улыбаться приятелю. Но стоит затронуть тему, вы опять станете грустным чуть больше, чем это вызвано сознательно, вновь неосознаваемо транслируя, передавая это состояние.

Следовательно, неосознанно заражающий человека психоэнергетический импульс по своей природе обладает знаковой, интенсивной связью с определенными предметами, будучи также способен в информационной форме передаваться от человека к человеку, попутно и многократно воспроизводя первоисточники, вызвавшие этот импульс..

Пока запомним это. Может быть, все не так серьезно, как я только что описал? Ведь каждый из нас, во-первых, уникален; во-вторых, находится в состоянии, отличном от других; в-третьих, думает о чем-то своем. Казалось бы, подобного рода импульсы должны бы рассеиваться в контактах с другими индивидуумами, «поглощаясь» ими, и со временем пропадать, – однако этого не происходит по двум, взаимосвязанным причинам.

Во-первых, мы все по природе нашей похожи. И это означает, что состояние одного человека оказывает влияние на его собеседника помимо желания их обоих, направляя их мысли по сходному руслу. При этом такое влияние намного тоньше, чем простая передача настроения, – ведь мы неосознанно регистрируем тональности, акценты состояния человека, что позволяет при некоторой тренировке нам даже осознать, есть ли проблемы у другого дома или на работе, личные они, или социальные, или связаны с его здоровьем.

На самом деле наше существо регистрирует еще больше, – но осознать это может уже только специально обученный, или настроенный человек. Попадая в группу людей, мы активно эмпатируем их состоянию, также как они эмаптируют нашему. То есть каждый из нас как бы служит усилителем сигнала, помогая ему распространяться. Но раз психика людей оказывается в схожем состоянии, то могут ли они не поговорить об этом? Практически, - не могут...

И, во-вторых, в действии эгрегориального механизма большую роль играет слово. Слово служит точным и эффективным инструментом настройки психики человека на любое понятие. Услышишь «кошка», и вспомнишь именно кошку. Именно благодаря Его Величеству Слову заражающие импульсы значения непроизвольно присоединяются к вызываемым услышанными словами понятиям, взаимодействуя с другими, самостоятельно создаваемыми сознанием значениями. В результате, указанные импульсы, становятся достоянием собеседника, но при этом они, вследствие своего происхождения не соотносятся с его личным опытом. Словом настраивается психоэнергетический импульс, слово четко привязывает этот импульс к значению.

Услышал «кошка», воспринял невербальное излучение собеседника при слове «кошка» (он кошку ассоциирует с крокодилом), запомнил, передал получившегося уродца дальше. И так далее, и тому подобное. Соответственно, в обществе наряду с легко осознаваемым слоем вербального и невербального общения сосуществует слабоосознаваемый информационный заражающий слой не связанных с опытом каждого человека эмоциональных констант, передающихся непроизвольно и образующих общий эмоциональный фон, или контекст, так или иначе участвующий в формировании закрепляющихся в памяти человека значений понятий, особенно если они дублированы словами. Этот слой в очень малой степени управляется отдельным человеком, он рождается только группой, фактически охраняющей эту контекстную информацию от искажения. Так возникают неконтролируемые связи группового, коллективного взаимодействия, своего рода «информационная паутина» в энергетике человеческого взаимодействия.

Несмотря на этот вывод, все вроде бы не так страшно. Пусть имеется такой информационный слой, не зависящий от сознания каждого в отдельности и мало нами осознающийся. Подобный слой сам по себе мог бы не представлять ни угрозы, ни, соответственно, значительного интереса, разве что для воздействия на ближайших собеседников, потому что люди могут находиться в сотнях различных настроений и состояний и заниматься тысячами различных вещей. Какая уж тут угроза? Каждый индивидуальный нюанс должен нейтрализоваться. Все заняты своими делами, своими погремушками. Так могло бы быть, если бы не одна важная деталь.

Любое общество обладает культурой. Культуру можно определить как весь в целом, представленный в идеальной форме общественный опыт, в содержании которого на протяжении веков сформировались типические способы взаимодействия с реальностью и типические на них реакции.

При этом сами по себе знания, как предпосылки действий, составляя культуру, частично хранятся в литературных источниках, в документах, они материализованы в предметах. Но в значительно большей степени они хранятся, пусть в неполных и искаженных формах, но, - в психике людей. Если так можно выразиться, то культура практически не существует в целостном виде, она вся состоит из «частей», проявляясь и как бы оживая только в масштабных реакциях общества.

Таким образом, у культуры, формально, есть две составляющие: постоянная, существующая в объективной форме и запечатленная на различных носителях, и активная, «живая» составляющая, выраженная в текущем взаимодействии людей, как общественных индивидов. Культура немного похожа на самого человека: ведь опыт и знания надолго запечатлены в нашей памяти, а ощущения, впечатления, эмоции быстро сменяют друг друга.

И в обоих этих планах культуры неотъемлемым образом присутствует уже рассмотренный нами слой эмоционально значимых переменных, значений, который существует помимо и вне любой индивидуальной логики. В культуре запечатлен невероятно значительный, огромный слой, которого мы не знаем и содержание которого мы никогда не сможем понять до конца!

Он представляет собой скорее накопленную сумму иррациональностей, рожденных в слабо осознанных взаимоотношениях, он создан уже не индивидуальными сознаниями, но гигантской вычислительной машиной человеческого сообщества. И еще при всем при этом описанный нами слабоосознаваемый слой прекрасно координирован и наложен на существующие переменные общественного сознание, на обладающие значениями фигуры. Вместе с тем, рационализировать его полностью в принципе невозможно. Этот слой формирует собой новую данность – коллективное бессознательное.

Действительно, такое название справедливо. Даже, может быть, правильнее было бы использовать термин «метасознательное» («мета» означает «средний», «промежуточный») или даже «транссознательное», так как оно существует меж нами и проходит через сознание каждого из нас и всех вместе, оставаясь, тем не менее, для нас почти неведомым. Оно почти не осознается и не перерабатывается сознанием, но все равно оказывает свое воздействие на любого из нас. Оно изменяет наше поведение непонятным сознанию, но совершенно определенным для этого слоя образом. Этот слой по своей природе обладает свойством «подправлять» мышление человека, – хотя мы, в общем-то, немного наивно считаем себя свободными!

Коллективное бессознательное питается энергией и информацией индивидуумов, подобно тому, как для нашего энергоинформационного существа клетки нашего мозга являются только лишь механизмами. Но, поскольку отдельные личности в обществе связаны между собой куда менее плотно, чем клетки мозга, то поэтому коллективное бессознательное, в нашем понимании, - сознания не имеет. Его реакции значительно медленнее реакций человека, количество обратных связей минимально. Однако все его реакции располагаются в важной для каждого общественного индивидуума зоне.

Коллективное бессознательное, по определению, собственно сознанием не обладает. Оно, словно вода к руслам и озерным ложам, припадает к силовым линиям и узлам энергоинформационной сети человечества. Словно огромный паук - к «нитям» и «узлам» паутины. И это проявление жизни коллективного бессознательного, – совершенно неизбежно! И вполне для него «естественно». Что означает, - вполне адекватно его природе, то есть информационно-психологическому «естеству» его эгрегориальности.

.

.

Глава 2. Философия и психология энергоинформационной цивилизации.

2.1. Психология архетипа.

Само по себе существование архетипически определенного коллективного бессознательного совершенно нейтрально в смысле опасности или полезности. Его потенциал, как и, вообще, - потенциал архетипа, - связан с телом культуры, и открыт-скрыт этот кладезь драгоценных вековых знаний в принципе, для каждого из нас, с самыми различными намерениями, - лучшими и не лучшими. Но дело в том, что и человек, и, разумеется, порожденное им общество приводится в движение одним и тем же источником: человеческими потребностями, которые проявляются для нас и в ощущениях, и в эмоциях, и в общем состоянии психики, и в отдельных ее процессах. Но эмоции в особенности связаны с потребностями.

Причем «потребности» не нужно понимать узко, как «потребление». Нет, я прошу вас об этом. Потребность – это наше понятие совсем не только о том, что человек «потребляет». Совсем нет. Это то, что он испытывает до и после этого.

Ведь любовь, в определенном здесь смысле, – это тоже потребность кого-то любить, и вера – это тоже потребность во что-то верить.

Все движения человека связаны с реализацией его потребностей. Потребность – это то, что заставляет нас переживать, волноваться, искать...Без потребностей нам не было бы причин двигаться. Зачем делать что-то, если это не нужно тебе или кому-то, чье благо тебе дорого? Без потребностей мы не могли бы жить. Мы убегаем от тигра, потому что нам нужна безопасность и потому, что испытываем страх.

Базовые потребности можно условно разделить на пять фундаментальных групп: безопасность, потребление, размножение, экспансия и социальный пакет. Эти группы сами по себе неоднородны, состоят из множества фрагментарных потребностей, и их комбинация выражается в невероятно разнообразном поведении человека.

При пересечении они формируют потребности более высокого уровня, обладающие меньшей энергией, но большей управляющей силой... Для нас сейчас более важно то, что потребности выступают в качестве единственного источника энергии, питающей активность и индивидуальной психики, и социальных групп. Важно также то, что потребности ни на фундаментальном, ни на более высоких уровнях не безграничны, а достаточно четко специализированы в соответствии с предпочтениями человечества как вида.

К примеру, человек ест булку и не ест хвои. В силу этого вокруг булки, как обобщенного объекта, сосредоточено гораздо больше сюжетов поведения человека, нежели вокруг хвои. Согласитесь, что мы вроде бы говорим о картошке намного чаще, чем, допустим, о дождевых червях, на которых свет клином сошелся у кротов?

Благодаря избирательному характеру потребностей, плотность общественных и энергетических связей, а также эффектов социального поведения, как и плотность слабоосознаваемого слоя взаимовлияния, распределена в человеческом мире неравномерно, группируясь вокруг основных, доминирующих потребностей.

Назовем такие области информационных связей узловыми.

Очень важно упомянуть, что рациональное, доступное сознанию и слабоосознаваемое содержание таких узловых областей имеют совершенно различную природу и динамику. Понимание и впечатление – это совершенно разные вещи.

А именно, эгрегориальная слабоосознаваемая компонента, то есть результат нашего с вами восприятия, меняется очень медленно и содержит в себе «ощущение» потребности, как отношение к знакомым нам способам ее реализации и ожидания удовлетворения потребности.

При этом ощущение потребности в комбинации со способом ее удовлетворения и знакомым ожиданием результата предстает перед нами в качестве архетипического комплекса свойств, способных связываться с самыми разными понятиями и явлениями, оказывающимися в роли архетипических инструментов.

К примеру, мы хотим запустить какой-то именно самостоятельный процесс, причем он устроен так, что может быть запущен только определенным и совсем не любым, а редким воздействием. Сложно? Хорошо, например, - открыть дверь, завести машину, пустить ракету... Что нужно?

Правильно, ключ. И его варианты (а вот о них немного попозже). Способность быть ключом – это и есть архетипический комплекс свойств.

При этом, как мы уже говорили, эта компонента обладает свойством самоподдерживаться, передаваясь от человека к человеку в своих нюансах.

Но компонента эта - рациональная, то есть представляет она результат понимания. Она не имеет определенного отношения к одной и той же потребности, она все время и очень легко меняется, хотя практически не обладает возможностями что-либо изменить в слое слабоосознаваемой компоненты.

Приведем пример: потребность в получении эстетического удовольствия по слуховому каналу посредством прослушивания постороннего звука, приносящего удовлетворение. Она относится к группе экспансии (расширения впечатлений. Её невербальная сторона, содержащая в себе множество не описываемых при помощи языка нюансов, в том числе характеризующих и рациональную сторону, может, на рациональном уровне, быть удовлетворена при помощи прослушивания пения птиц, прослушивания оркестра, одного из многих музыкального инструмента, магнитофона, компьютера...

Точно так же с архетипическим комплексом свойств, порождающим ключ. Он может быть привязан и к «ключу», «выключателю», «паролю», «взрывателю», «запалу», «крану», «сигналу»... Суть неизменна – понятия и явления разные. В череде, во тьме веков менялось понимание замков и ключей, музыки и музыкальных средств, но суть процесса оставалась той же самой.

При этом рациональная сторона подобного узла в своей эволюции и распространении подчинялась строгим, объективным законам. В рациональном плане существовала конкуренция менестрелей, шло распространение новинок, был изобретен магнитофон.

Слабо осознаваемая, не рационализуемая сторона развивалась скорее по законам психологическим, – к примеру, средний подросток, не к месту поминающий среди сверстников Баха, немедленно печенками ощущает, что это «типа отстой». Он вынужден перейти к прослушиванию чего-то «высокохудожественного», вроде «попсы». (Это, разумеется, гипербола, но недалекая от истины). Нашел бы человек, имеющий принципиально потребность в музыке, эту музыку сам, без помощи остальных? А стал бы он читать? Даже если бы заставляли? Да, это было бы возможно. Но это значительно менее возможно без поддержки невербальной, в том числе без психоэнергетической индукции со стороны окружающих.

Эта поддержка служит полем, направляя внимание попадающих в его сферу притяжения людей, - к актуальным на сегодняшний день событиям узла, реализация которых в исполнении индивидуума окажется оптимальной в плане коллективного бессознательного, хотя и не всегда хороша для индивидуума.

Таким образом, поведение человека, личности, недоступным для сознания образом направляется в нужном для коллективного бессознательного направлении.

Но, таким же самым образом, это воздействие эгоистично нарушает свободу воли личности. Феномен слабо осознаваемого при воздействии других людей отражается на поведении человека, заставляя его действовать немного не по-своему, не так, как он действовал бы вполне осознанно, в отсутствии этого влияния.

Просто представьте, что это означает для человека – мы думаем, что свободны в своих решениях. Мы с вами волнуемся, желаем, страдаем, переживаем, действуем. Мы живем. И наши желания рождены нашим энергоинформационным существом. Они – это мы, наше место в жизни и наша роль в ней.

Но осознаны эти желания – нашим сознанием. Мы идем к тому, что выносили и выстрадали. Однако энергоинформационный слой, обладающий способностью влиять на наше энергоинформационное существо, подталкивает нас к тому, что нужно ему. Не только нам. Он как бы отклоняет нас... мы хотели «ключ», а выбрали «выключатель», мы выбрали работу, но немного не ту, мы выбрали любовь, но чуть-чуть не по нам.

А в таком серьезном и единственном деле, которое у нас только и есть, – в жизни, и «чуть-чуть» - это уже непростительная ошибка.

Ведь наше желание было рождено самой нашей природной, данной от рождения психической структурой, лежащей в основе личности. И она, эта самая структура, все время напоминает: «не то», «не то», «не то».

Пусть ее голос, может, и слаб на фоне голоса сознания и оркестра коллективного бессознательного. Но зато настойчив и не прекращается. Рано или поздно общественная волна сменится, и он пробьется на поверхность. Прошло время, и «выключатель» оказался нам неинтересен, работа неприятной, а любовь холодной. И это есть трагедия.

Ведь мы потеряли время, потратив его на игру, где можно было выиграть лишь подделку. Мы потеряли невосполнимое время нашей жизни. Время жизни. Его безвозмездно забрало коллективное бессознательное для своих выгод. Зачем это нам? Непонятно, мы бы и так разобрались в реальности и реализовали бы себя. У нас нет времени на чеканку фальшивой монеты. Должно было быть: полезный инструмент, увлекательная работа, драгоценная любовь. Зачем это коллективному бессознательному?

Это очевидно: за счет такой индукции слабоосознаваемая компонента коллективного сознания, обслуживающая тот или иной потребностный узел, самовоспроизводится, поддерживая себя внедрением в психику все новых и новых людей, выживая и реализуясь за счет их «подправленного» поведения, – и выживает внутри культур, в отличие от конкретного содержания социального узла, - веками и тысячелетиями.

Все указанные обстоятельства и создают для нас возможность выделить, вычленить, в конце концов, - абстрагировать психоэнергетическую, невербальную часть узловых общественных связей в отдельном феномене, то есть в эгрегоре. Снова дадим его определение, а затем проинтерпретируем.

Эгрегор – это устойчивый психоэнергетический комплекс, относительно независимый в своем развитии от общественного сознания и, вместе с тем, обладающий информационным потенциалом, индуцирующим проявление неосознаваемой мотивации в психологии человека, в силу чего эта простейшая энергоинформационная подструктура характеризуется ее внушающей мощью, непредсказуемо изменяющей поведение и деятельность людей.

Эгрегор, как и архетип в структуре коллективного бессознательного могут быть опасны ровно настолько, насколько они способны ограничить свободу развития личности человека. Разумеется, это верно лишь при некритическом отношении человека к тому факту, что его статус в энергоинформационной цивилизации – это прежде всего проблема не столько цивилизации, сколько проблема устойчивости и осмысленности его личностной позиции.

2.2.Аксиология архетипа.

Мы приблизительно определили структуру коллективного бессознательного в смысле топологии архетипов и эгрегоров. Теперь желательно раскрыть динамику этой психоэнергетической структуры и попытаться более глубоко понять феноменологию эгрегоров.

Прежде всего обратим внимание на их энергетический фундамент, чтобы представить, в каких энергетических пределах и по каким векторам развиваются эгрегоры. По существу, мы и в данном случае задаемся все тем же самым вечным вопросом, - что определяет или сдерживает развитие психологии человека и какой может быть его активная энергоинформационная эволюция.

Если потребности являются источником движения нашей мысли и нашего поведения, то их спектр, - от высших до низших, разворачивается во внешней среде сообразно ее условиям. Потребности, при всем их многообразии, для нашей психики приемлемы лишь в одном-единственном общем их качестве, - а именно, - в качестве источников ее энергетики, и, следовательно, - в качестве движущих сил и причин человеческой деятельности. Дело осложняется лишь тем, что действие этого простого механизма весьма осложняется, как только мы примем во внимание то, что эта же самая, хотя и непрерывно преобразующаяся, - энергетика потребностей, в свою очередь опосредуется и направляется эгрегорами.

Действительно, никто не заставляет младенца хотеть есть, пугаться резких звуков, тянуться к маме, улыбаться, когда ему хорошо, с любопытством тянуться к яркой игрушке, привлекать внимание людей, учиться говорить и ходить, активно расширять свои знания о мире и свои умения, проявлять доброту..., - никто не заставляет. Это как бы заложено в нас от рождения и репрезентировано эмоциями и чувствами. Нам, на одном только основании урождения человеком, - бывает страшно, любопытно, голодно, одиноко, или скучно.

Здесь нам нужно сказать, что все эти потребности с момента рождения выражены непосредственно и мощно, - просто потому, что они присутствуют в девственном еще виде, – каждая потребность для младенца абсолютна, - это и сто процентов страха, и сто процентов голода...и т. д. Присутствует момент непосредственности и в психологии взрослого человека, - правда, этот момент не должен преувеличиваться в его анропологическом значении. Не так по А. Маслоу, который ничего, кроме базовых потребностей в психологии человека видеть не желает, и поэтому предлагает создать для объяснения поведения человека абсолютную систему отсчета потребностей, иерархически представленную в форме пирамиды. Однако, у взрослого человека поведение строится, мягко говоря, - несколько сложнее. Даже принимая концепцию А. Маслоу, нужно сразу сказать, что базовые потребности, пересекаясь друг с другом и преломляясь на новых фигурах, рождают все новые и новые.

Как это происходит? Начнем с младенца: он пугается резких звуков, любит тепло и поесть, и, конечно, маму. А если мама издает резкие звуки и кричит, то она неласкова и кормит не так старательно, поэтому маму лучше видеть в хорошем настроении. И ребенок рад стараться, чтобы эту свою новую потребность хорошего настроения, - удовлетворить. И если он не заиграется, то ему будет и тепло, и сытно, и нестрашно. А вот если бы мама удовлетворяла все перечисленные потребности, пребывая в раздраженном состоянии, лучше, чем в хорошем (а в нем она просто невнимательна), тогда бы и потребность сформировалась бы иная, - буквально и в переносном смысле, - «дергать» маму, привлекая ее внимание, «доводить». Позднее ребенок может этот способ общения развить, разнообразить и многообразно использовать в отношении многих ситуаций и многих людей. ... И разовьется капризный и ревнивый ребенок. Вот такие азы педагогики.

Так может сформироваться новая пирамида мотивации, в которой выше расположенная социальная потребность, созданная на основе взаимного опосредования естественных, ниже лежащих потребностей, имеет уже несколько иной статус, поскольку ее удовлетворение оказывает влияние на качество и возможность удовлетворения нескольких других потребностей.

Таким образом, потребность более высокого уровня отличается интегративным, комплексным характером ее удовлетворения и обладает более мощной управляющей способностью, регулирующей удовлетворение потребностей нижележащих уровней.

Радостная мама служит как бы залогом того, что означает для ребенка весь комплекс потребностей, включающий и отсутствие страха, и тепло, и еду.

Но, с другой стороны, эта потребность более высокого уровня сама по себе, автоматически не приводит к удовлетворению потребностей низших уровней: совершенно необязательно то, что веселая мама покормит. И, если она забудет покормить, то, прежде «такой спокойный», ребенок начнет активно требовать есть даже ценой ее неудовольствия. Еще сложнее того: быть сытым совершенно не обязательно означает быть в тепле и не напуганным. (На этом примере, читателю, вероятно, станет яснее то, что рассматриваемые нами вопросы психоэнергетики, конечно, являются сложными, но они все-таки не требуют для их решения такого напряжения душевных сил, ума, эмоций и чувств, которое требуется ребенку в решении «простых» задач нормального развития в этом сложном мире, не вполне понятном даже для мыслителей ранга А. Маслоу ...)

Жизнь ребенка не менее, но, зачатую, еще более сложна, чем жизнь взрослого человека. Ибо он во многом поневоле ограничен и бесправен. На этом фоне то, что ребенок, проявляя активность, добивается удовлетворения потребностей даже ценой неудовольствия близких людей, - вполне извинительно для него, но не извиняет взрослых, порой создающих остро конфликтные жизненные ситуации.

Существенно то, что в этих ситуациях потребность более высокого уровня обладает менее интенсивными силовыми, энергетическими свойствами, чем низшая.

Соответственно, тот же ребенок в более-менее спокойной ситуации прежде всего будет стараться удовлетворить потребность высшего уровня, но при неудовлетворении потребности низшего уровня будет вынужден пренебречь высокой потребностью. Дитя скорее всего просто даже не подумает о высоком, – выкажет «невнимательность». Опять-таки возникает иерархия потребностей, когда необходимость удовлетворения потребностей низшего уровня питает своей энергией потребности более высокие. Но стремиться к удовлетворению высших потребностей оказывается проще, удобнее и эффективнее.

Все потребности человека иерархичны, и самые высокие наши потребности есть результат «пересечения пересечений» базовых потребностей базовыми, данными нам от природы. Образуется сложно переплетенная пирамида потребностей.

При этом, как мы уже знаем, потребности низшего уровня ощущаются нами немедленно, они властно требуют действий и, в целом, - «повышают» активность. Потребности более высокого уровня требуют осмысления, их вначале нужно понять и осмыслить, чтобы удовлетворить, и это внешне выглядит как «снижение» активности. Так или иначе, но неудовлетворенные потребности проявляются в динамике активности человека, вообще, - в динамике его энергетики.

Что касается изменений структуры человеческой активности, то следует прежде всего подчеркнуть значение фактора ее принципиальной неполноты. Структура активности целостна, интегративна, но не может быть полностью завершена и потому, что жизнь никогда не закончена, и потому, что потребности постоянно изменяются. Имея в виду этот принцип незавершенности структуры активности, легче понять мнение А. Маслоу, говорившего о невозможности создания полной карты человеческой мотивации.

Это действительно невозможно, еще и потому что мы не привыкли облекать в слова смутные потребности, мы давно забыли потребности базового уровня и, к тому моменту, когда мы начинаем что-то соображать в жизни, интересуясь подобными вещами, реально живем потребностями куда более высоких уровней, чем базовые. Взять, для простейшего примера, потребность в финансовом благополучии, имеющуюся у каждого человека: с какой из базовых связана она? Правильно, со всеми. И с безопасностью, и с потреблением, и размножением, и экспансией, и социальным пакетом. А вот в какой мере и с чем именно, - это уже свое для каждого человека. Мы предпочитаем иметь накопления («предпочитаем» - то есть опять-таки удовлетворяем какую-то ситуационную потребность) в чулке, в банке, в рублях или в долларах, а может в золоте или в недвижимости? Ответы могут быть различными. Реально существует множество вариантов сочетания потребностей, вдобавок, - по-разному и в разной мере связанные с базовыми потребностями.

О потребностях высших мы поговорим позже. Для нас сейчас важно то, что вообще все потребности выстроены иерархично и связаны друг с другом, причем сами мы не в состоянии выстроить систему их связей, даже для самих себя. Эта система так же сложна, как и вся наша культура.

Но уже очевидно, что рассматривая те или иные потребности как энергетические источники, мы можем изменять активность конкретных эгрегоров, то есть изменять динамику их существования и развития. Равным образом, можно поставить вопрос о том, чтобы воспользоваться накопленными в динамике эгрегоров энергетическими их запасами.

Вместе с тем, необходимо понимать, что непосредственное, механическое обладание и управление ресурсами энергетики эгрегоров невозможно, также как невозможно то, чтобы потребности удовлетворялись сами собой, машинообразно и автоматически, по какому-то однозначно определенному порядку. Говорят, что дорога ложка к обеду, но часто бывает, что относительная ценность и ложки, и обеда несоизмерима с како-то другой, жизненно важной. Потребности и ценности однозначно не соотносятся.

Поэтому, рядом с пирамидой потребностей сосуществует другая, – то есть пирамида ценностей, или пирамида понятийных, архетипических инструментов. При этом слово «ценности» не нужно понимать, как ценности исключительно общечеловеческие, морально-этические, - как высшие ценности. Не только одни высшие ценности являются таковыми. В систему ценностей человека входит все, что только можно «оценить», то есть сопоставить по относительному весу или значению в жизни человека. Ценно все то, что важно для человека, для чего-то нужно или способно сделаться нужным при определенных обстоятельствах, что как-то волнует, способно заинтересовать, что может быть использовано или потребуется в рассуждениях, включая абстрактные понятия... Словом, для выражения ценностей недостаточно всех существительных нашего языка.

Существуют обладающие ценностью понятия, напрямую связанные с удовлетворением естественных потребностей в пище, – к примеру, «хлеб». Или, с тем же успехом, «мясо», «молоко», «рыба»... Ни одна из них не способна полностью удовлетворить потребность, разве что на время, поэтому существуют абстрактные, родовые понятия, – «пища», «еда» или «напитки». «Пищей», пока она абстрактна, не наешься, а «напитками» не напьешься. Но зато этими понятиями можно воспользоваться в размышлениях и в общении, как понятиями абстрактных, терминальных (от слова «термин») ценностей более высокого уровня, чем конкретные ценности.

Существуют также «инструментальные» ценности, актуализирующиеся в конкретных ситуациях. Но и они не могут рядополагаться друг другу, то есть находиться одна относительно другой на том же самом уровне. Возникает иерархия не только терминальных, но и инструментальных ценностей. Так, ценность «деньги», которая сама по себе вообще никакой из базовых потребностей не удовлетворяет, отличается, вместе с тем, универсальным характером и, скорее всего, не должна быть поставлена в один ряд с ценностями, обозначающими конкретные вещи.

Важно заметить, что, точно так же, как могут быть упорядочены с точки зрения регулятивных возможностей, потребности, также и все инструментальные и теминальные ценности различаются потенциалами управления поведением человека. При этом ценности высшие, в смысле потенциала управления, имеют меньший потенциал энергетики, и наоборот.

Динамика структуры ценностей в смысле их энергетики, то есть побудительного (к действию) значения, или «мотивирующей силы» не может быть понята однозначно. Вот простой пример: если у человека нет машины, то ему не нужен и гараж, а если сгорел гараж, то в нем пропала не только машина. Система ценностей индивидуальна, и уже поэтому ее динамика непредсказуема, не говоря уже о том, что она зависит от обстоятельств: если Вы оказались на необитаемом острове, вдали от людей, – то нужна ли Вам регистрация по месту обитания, а также справка о доходах?

Поэтому в нашей обыденной жизни мы просто «ощущаем ценность» того или иного имеющегося у нас понятия не только относительно системы, структуры и динамики нашего внутреннего мира, но и применительно к специфике ситуаций мира объективного.

Итак, еще один важный для нас промежуточный вывод: мы, люди, не имеем возможности исчерпывающим образом осознавать содержание всего спектра собственных потребностей. Содержание потребностей конкретизировано в нашем сознании в превращенном виде иерархии ценностей, что позволяет интегративным образом, комплексно удовлетворять значительное число базовых и вторичных потребностей. При этом сами ценности выступают в качестве архетипических понятий.

Что означает слово «архетипических», или «архетип»?

Понятие это восходит еще к Платону, Филону Александрийскому и первоначально означало «идею», «образ» в бестелесной форме, затем оно использовалось Юнгом, который подразумевал под ним общие мотивы, идеи, схемы, составляющие коллективное бессознательное и общие для всех людей.

В нашем, несколько более объемном понимании, архетипическое понятие – это понятие, которое позволяет удовлетворить ту или иную потребность стандартизованным, выработанном самой культурой и коллективным сознанием способом.

В этом отношении «инструменты для открывания» чего-либо будут архетипичными по отношению к потребности «открыть». Понятие инструментов можно символизировать архетипическими же, в данном случае, символами двери или ключа; и т. п.

Архетипический образ может воплощаться, опредмечиваться, то есть быть «накладываемым» на самые разные конкретные предметы, при помощи которых мы надеемся удовлетворить какую-либо конкретную потребность, делаться опредмеченным инструментом.

Главное в том, что архетип и его опредмеченные, актуальные воплощения являются основами, условиями и «инструментами» удовлетворения потребности.

Это имеет очень важное отношение к нашему вопросу об эгрегорах.

Получается, что хотя эгрегоры, принадлежа сфере психоэнергетики, поглощают энергию, которая производится в процессе жизни и удовлетворения потребностей, динамика эгрегоров мыслится не в связи с потребностями, а в связи с ценностями человека и с применением ценностных понятий.

Приведем пример, важный для дальнейшего понимания: человек отказался от повышения по работе, считая его несправедливым. Но почему несправедливым? Потому, что на это место должен быть назначен другой. Какой? Более достойный? Что означает «более достойный» (наконец-то мы добрались...)? А означает то, что это, к примеру, родственник отказавшегося (семейная связь). Или его друг (эмпатическая). Или его заставили отказаться, предупредив, что жить не дадут на новом месте (страх, безопасность). Или потому, что этот человек не хотел бы подвести контору (страх, социальный пакет).

Человек физически неспособен сделать что-то «просто так», не «почему-то». Даже самые бескорыстные акты самопожертвования все равно вызваны удовлетворением не столько тех или иных потребностей, сколько динамикой ценностей в нашем сознании. Именно система ценностей, то есть аксиологическая структура сознания, способна действенно управлять нашим поведением.

Поэтому, в частности, залогом существования эгрегоров является то, что они не просто есть актуализированные в связи с потребностями человека архетипические образы, а то, что они в интегративной, образной форме прежде всего представляют архетипические ценности. Эгрегоры представляют не столько динамику потребностей, сколько динамику ценностей, и поэтому они действительно являются воплощениями архетипов.

Архетипы, в отличие от познавательных конструктов или концептов, в принципе представляют собой не просто образы или схемы удовлетворения потребности, но смыслы и ценности человечности, принадлежа, строго говоря, не цивилизации, а культуре. Поэтому, в частности, вопрос о рациональности или иррациональности эгрегоров и архетипов находится совершенно в иной плоскости размышления. Это «плоская» постановка вопроса.

Важно другое, - ЧТО являет-ся ценностью, когда в эгрегоре воплощается архетип? Какую именно ценность и с какой энергетикой этот эгрегор представляет, если он столь живуч, и какую ценность он представлял, если он столь стремительно канул в Лету? Итак, эгрегор в идеале должен отличаться тем, что он ценен. Идеальный эгрегор обладает качеством ценности.

Эгрегор потому воздействует настолько мощно, что любое его проявление в сознании человека затрагивает сферу смыслов и ценностей, в силу чего восприятие человеком ситуации становится избирательным, как бы настроенным на «эгрегориальный лад», хотя на самом деле человек руководствуется эгрегором как средством ценностно-смысловой регуляции своего поведения. Человеком управляют не эгрегоры и архетипы, а его собственное сознание актуализированных и переосмысленных с их помощью ценностей его жизни.

Такой эффект воздействия эгрегоров на восприятие человеком мира можно проверить в эксперименте: попробуйте вспомнить какое-либо событие из жизни, о котором у вас сохранилось достаточно яркое эмоциональное впечатление. Удерживайте некоторое время это воспоминание с тем, чтобы четко запомнить вызываемые им ощущения, чувства и эмоции. Теперь, продолжая удерживать это воспоминание и регистрируя чувства по отношению к нему, попробуйте вспомнить какой-нибудь авторитетный образ из любого религиозного предания, неважно, христианского подвижника или статуэтку Будды. Запомните изменение ощущений по отношению к вашему воспоминанию. Теперь вспомните, допустим, президента США. Запомните изменение ощущений по отношению к воспоминанию. Впечатляет?

В присутствии эгрегора воспоминания начинают окрашиваться совсем иными, неожиданными для человека и заранее неизвестными ему красками. Ценностное переосмысление ситуации, вызванное эгрегором, - это и есть эгрегориальное «влияние», – неспецифическое и специфическое, невидимое и повсеместное и потому обычно не регистрируемое сознанием изменение отношения к тем или иным мыслям, образам, воспоминаниям. Его не просчитать заранее, нельзя предсказать, как и в каком направлении тот или иной эгрегор изменит ваши мысли, какие потребности будут активированы, а какие, наоборот, нейтрализуются. Нельзя предсказать, какое направление примут ваши мысли в результате работы с эгрегором. От комплексного, тотального его воздействия человеку не уйти, но возможна защита, - также комплексная. При этом одна интегративная ценность, эгрегориальная, будет противопоставлена другой, - также интегративной, индивидуально высоко весомой ценности.

В целом, можно сказать, что эгрегоры «всего-навсего» вызывают переключение энергии той или иной потребности на конкретные архетипы и их воплощения. Потребность, таким образом, верифицируется на предмет ее ценности. Человек «настраивается» на специфическое восприятие ситуации извне-изнутри, «глазами архетипа». Восприятие с помощью эгрегора структурируется архетипическим образом и человек рассматривает ситуацию, опираясь на опыт человечества, на мудрость тысячелетий, с позиций, скорее всего, им разделяемых, вечных ценностей.

Попробуем взглянуть, как формируется небольшой эгрегор, допустим, какого-либо культового источника.

Пробился вдруг в овраге, под большим замшелым камнем, источник. Приходили к нему пить и лоси, и кабаны, и прилетали птицы. И, конечно же, то охотник, то грибник радовались чистой студеной воде. И вот однажды охотник, страдающий от страшной головной боли после вчерашнего трудного дня, попил воды, – и ему стало легче. А ведь нашел он этот источник, потому что ему сказал его приятель: «Попьешь там холодненького, и идти веселей». И, конечно, он потом рассказал друзьям, что есть, дескать, такой родник, попил, и голова ясная. Другие попробовали, – и точно, вроде легче, ноги сами несут, головы после вчерашнего не болят. Чаю попробовали заварить, – и ничего, вкусный чай, и даже с пользой. Налили воды во флягу, взяли домой.

Отметим: на архетипический инструмент, воплощенный в данном роднике, уже переключена энергия не только базовой потребности (попить), но и облегчения головной боли (исцеление), и прибавление сил (все потребности, потребность омоложения).

Дали жене, – «На, попробуй» (а колодец в деревне тоже хороший, ну да за морем и телушка полушка). Опробовала жена, – вкусная вода, поди из того источника вся деревня не пьет, почище будет, совсем другое дело! И говорит мужу: домой принеси, чай только на этой воде делать будем. И делают. Соседи спрашивают: откуда такой вкусный чай, сразу видно, вон какая гордая подаешь. – А она им: «Из источника особого, в лесу под камушком, не всякий найдет, а только охотники давно источник знают и после гульбы голову поправлять к нему бегают». Соседка: «И я хочу»! И погнала своего мужа в лес.

Отметим: присоединилась энергия экспансии (потаенный родник) и социального пакета (ревность к соседям).

И вот, вся деревня бегает за водой, да нахваливают друг перед другом (а иначе никак нельзя, бегать-то далеко и после чаю еще и похвастаться хочется). Приложила бабка полотенце с водой к артритному суставу, и наутро боль спала, – может показалось, но полотенце-то ведь точно было! А другая юбки подобрала и говорит: а у меня бессонница, я туда лечиться пойду! И пошла, а потом, находившись за день, спала как убитая. А третьей сказать-то нечего, она и брякни: а вот мой Петя, когда туда ночью ходил, говорит, что светится по ночам-то родник и к нему что-то такое белое, сияющее прям с небес слетается!

Отметим: присоединилась энергию групповой потребности (наш родник), еще больше исцеления, еще больше экспансии (таинственное, неведомое).

Прослышал про то деревенский шаман, надо что-то отвечать, он и говорит: «Да, хороший источник, потому что быть не может, чтобы плохой водой добрые дела вершились». А потому, что авторитета терять нельзя, хотя сам и не при чем тут вроде был, добавил: «Слышал я от деда своего, что однажды праведный отшельник в большие беды стукнул там палкой о землю, тут пробился родник, к нему слетел великий Дух и они долго о чем-то говорили промеж собой, и беды ушли. Дед искал источник – сыскать не мог, я искал – не нашел, а вот сейчас проявился, знать время пришло. Пойду покамлаю, Духа потешу за вас, неумытых».

Отметим: на родник переключена часть энергии религиозной потребности, а это реальная сила в эгрегориальном мире.

И вот пришел в деревню новый человек. Слыхом не слыхивал про родник, ну и давай пить у колодца. Мимо девка пригожая проходила, да рожу скривила. Не слишком хорошо стало прохожему, но ничего, пьет, хотя на вкус вода вроде уже похуже кажется. Проходит бабка, видит: «Чего пьешь?»

- Да вот, воду. Она: «Да разве ж это пьют? Вот там родник.» (Далее по тексту). Он пошел, а там шаман уж накамлал-накамлал: там тебе и фигуры из камней, и знаки начерчены, и рисунки, и рядом с самым главным знаком аж кружка цепью приделана: «Пейте, нам не жалко!»

И там он еще одну захожую тетку встретил, которая так эту воду истово пила, так уверена была, что вылечится, что у туриста от той воды и зрелища мозоли прошли. Болеть перестали. Попил, друзьям рассказал, что не дошел он куда собирался, зато вот к роднику сходил.

Отметим: эгрегор выплеснулся за пределы своей территории.

Друзья приезжать стали, воду брать, деревенским городские не к месту, но ничего, - вдруг молочка-то и купят. А однако хуже их жить ни к чему, воду из родничка попиваем, другой не признаем... Шаман думал районного шамана пригласить хвастаться. Вся деревня к шаману ходит, так мыслит: покамлает шаман для них над родником, тот еще лучше целить будет! Один мужик даже корову свою продал, решил, раз волшебная вода, да сам шаман освятил, буду такой водой в городе за деньги торговать. И чего... торговал!

Ну, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Долго эгрегор держался не на жажде человеческой, а на той уверенности и том энтузиазме, которые со словами передавались и вкладывались каждому в душу. Однако эгрегор у нас маленький, для примера, да и мораль уже ясно видна.

Родник однажды возьми и иссохни. А колодец в деревне уж и заилился давно. Горе. Шаман сразу всем сказал, что за неправедное житье родник высох, вот будут все молиться и ему камлания заказывать, может, и вернут воду. И стал к роднику ходить раз в год, камлать (а вдруг-таки вернется? Теперь он уж первым будет). А сам с тех пор хорошо живет – да и деревня аккуратно Духов кормит, все ждет: не вернется ли водичка, не приедут ли городские молочка-то парного покупать...

И сто лет уж родника того нет, а все ходит легенда и все камлает за лепту малую на том месте внук того шамана. Эгрегор, пусть плохонько, но живет.

Это, понятно, маленький эгрегор. А была бы деревушка побогаче, да денег с коровы у того мужичка хватило бы на рекламу, да рассказать бы про здоровье в этой самой водичке! Глядишь, так бы раскрутили водичку, что продали марку «Культовый источник» аж самой Кока-Коле. И стали бы мужичок с шаманом жить-поживать да добра наживать. А прочим чего-то давать и не за что.

Наш с вами маленький эгрегор был совсем маленьким, однако уже показал поразительную живучесть. Но, потому что он маленький, и худого много не натворил: только турист не дошел, куда шел, ... Да, колодец заилился, да корову мужик продал и обнищал, да вода из нового колодца уже не такая вкусная кажется. И еще потому не наделал много худа эгрегор, что он реально удовлетворял реальную потребность, – люди пили из родника, и вреда им от этого не было.

И только потому, что наш модельный эгрегор такой маленький (в ценностном его плане), он так мало «эксплуатировал» людей, как в процессе функционирования, так и потом, уже утратив для них свою полезность. Можно сказать, что эгрегором эксплуатируются человеческие ценности, чем и обеспечивется его самовыживание. Но этот же способ жизни, как явствует из приведенной легенды, - вполне относится и к людям, ибо они точно также, чтобы выжить и жить, оставаясь людьми, должны обращаться именно к ценностям. «Эксплуатировать» их. Итак, образ эгрегора есть образ человека, так сказать, - образ «ходячей ценности». Эгрегор, таким образом, ценностно опосредован, антропологизирован. Эгрегор является прямым продолжением человеческого архетипа.

Следует обратить внимание на то, что в нашем маленьком примере на одно-единственное явление, на одну архетипическую проекцию была направлена энергия одновременно многих потребностей, – и питья, и исцеления, и гордости перед соседями, и религиозной потребности, и потребности продать молочка и заработать. Этот процесс мог бы продолжаться едва ли не до бесконечности.

Но первичная функциональность архетипа – «пить» – сохранила свою ключевую позицию. Не стало воды, и эгрегор был обречен на прозябание. Почему он выжил вообще? Потому что архетип целебного родника продолжал удовлетворять потребности шамана, а шаман, мудро окамлавший источник, стал в этом цикле вторичным архетипом.

Если придет шаман новый, станет считать родник чисто духовным, вроде его нет, но он все равно есть, или и родник потом проклюнется и новый шаман возродит традиции, – все, это уже будет другой эгрегор и другая сказка.

То есть эгрегор может какое-то, неопределенно долгое время, довольствоваться и своими вторичными архетипами, и они даже могут становиться первичными источниками энергии. Но именно своими, – вот был тот ритуал у шамана, вот от головы родник лечил, а не от тоски сердечной, – теми инструментами, которые были в его составе некогда. Смена архетипических инструментов – это смена эгрегора.

Итак, основой для существования эгрегора является не просто потребность, не просто ценность. Формой существования эгрегора является эгрегориальный цикл, основой которого является энергия, генерирующаяся человеком в аксиологическом процессе удовлетворения потребностей. Регулирующими удовлетворение потребностей элементами выступают один или несколько связанных архетипических инструментов, факт и способ использования которых человеком и есть суть данного эгрегора. При этом люди с их потребностями и архетипические эгрегориальные инструменты коллективного бессознательного находятся в едином психоэнергетическом пространстве доминирующих ценностей, определяющих смысл и качество человеческой жизни. Изменить жизнь к лучшему, - значит нужно выдвинуть «новую», лучшую архетипическую ценность (идею) и т. д., - в плане активной эволюции человека. Можно сказать, что основной способ человеческого существования – это эксплуатация ценностей, в любом смысле и любых ценностей, включая ресурсы планеты.

Таким образом, с другой стороны, свидетельствуется прежде всего то, что именно культура, как интегративная ценность «программирует» поведение человека, в той самой мере, в которой он сам овладевает культурой. Эгрегоры и архетипы культуры – это идеальные (в прямом и в переносном смыслах), а именно, - аксиологические, - регулятивы человеческого воспроизводства, - то есть воспроизводства человека как Человека.

.

.
2.3.Этика архетипа.

Отношения потребностей и архетипических инструментов могут быть многообразными. И эта свобода открывает для эгрегора как возможности привлечения к своему архетипическому инструменту энергии самых различных потребностей, так и необходимость выбора между ними, что само по себе является презентацией нравственных устоев энергоинформационной цивилизации, ее этики. Вряд ли нравственно оправданным является уподобление энергетики общественных процессов экономическому представлению о движении финансовых потоков, определяемом одним только критерием выгоды или экономической целесообразности.

Скорее всего, существуют гораздо более сложные механизмы организации и динамики существования эгергоров и архетипов.

Это те самые социальные механизмы, что определяют нравственно определенные возможности взаимосвязанного, группового удовлетворения потребностей. В этом процессе по необходимости должны действовать те или иные нравственные принципы, а именно, - принципы аномии, гетерономии, автономии и консономии.

Например, человек имеет дорогую вещь, он боится ее потерять (собственничество, часть социального пакета). И он знает другого, у которого проблемы с потреблением, – просто не особенно достает денег на жизнь. Он нуждается в работе. Они договариваются об охране. Но богатый наниматель охраны все равно боится быть ограбленным, и он нанимает еще одного, и еще одного, и так далее. Постепенно, по моральному принципу автономии, может развиться эгрегор музея, – где лежат вещи, в общем-то никому особенно не нужные, но которые дорожают год от года только потому, что их заботливо хранят.

При этом исходно энергия потребления группы людей была направлена как на архетипический инструмент, на опасения нанимателя – а через него на саму вещь, которая в качестве архетипа в конечном счете и смыкала кольца малых эгрегоров, образовывая этот основной эгрегор. И хозяина уж давно нет, но пока есть вещь, и она кому-то нужна, на нее будет направлена энергия потребления охранников.

А хозяин когда-то ценил эту вещь потому, что он любил красивую хозяйку, которая с этой вещью блистала в обществе. И эта вещь там прославилась, и тысячи людей восторгались ее красотой, и эта энергия через хозяйку также питала эгрегор вещи. И хозяйки давно нет, – а восторженность ее красотой и принадлежавшей ей вещью осталась.

Соответственно, нам необходимо учитывать что благодаря такому механизму архетипический инструмент эгрегора отнюдь не всегда должен иметь отношение к очевидной с первого взгляда потребности, поскольку через вторичный архетип всегда может быть направлена энергия к центральному архетипу со стороны весьма отдаленных и малосвязанных с исходным архетипом человеческих потребностей.

Поэтому, как видите, мы с вами, мои уважаемые читатели, оказываемся в довольно сложной ситуации: потребностей у человека огромное количество и не все мы можем не то что словами определить, но и обнаружить в себе, как нечто отдельное от других. Архетипических ценностей тоже огромное количество, многие из них абстрактны и лишь ситуационно значимы, и совершенно непонятно, откуда, от каких потребностей к ним течет энергия.

Так как же нам составить достаточно обоснованную (то есть, в пределе, - нравственно обоснованную) классификацию эгрегоров? Мы имеем дело со сложнейшей системой, где высшие и низшие ценности согласно неизвестным нам связям получают энергию от потребностей самых разных уровней. Имеется в иду, что высший архетипический инструмент может получать энергию как от низших потребностей, так и от высших, и низший инструмент может обеспечиваться точно так же.

Для классификации эгрегоров, как устойчивых образований в коллективном бессознательном, привычное разделение потребностей и ценностей на высшие и низшие является недостаточным. Действительно, существуют пирамиды потребностей и пирамиды ценностей. И да, действительно внутри этих пирамид существует жесткая иерархия.

Но вот энергия, то есть поведение людей, может направляться по векторам, направленным с верхних уровней на нижние, и с нижних на верхние, и с нижних на нижние, и с верхних на верхние. Словом, как угодно. И определенные этими векторами связи и циклы, – это уже основы организации особенных эгрегоров, «желающих» выжить и вырасти, и нужно представлять, насколько нравственными будут пути удовлетворения потребностей саморазвития указанного эгрегора.

Может быть, поэтому А. Маслоу и признал невозможность создания модели мотивационной системы человека, - потому что он рассматривал потребности в отрыве от ценностей. (18)

А ведь различия между ними огромны, так что для построения «диалога» между ними зачастую не находится взаимно приемлемых терминов. Более того, их просто нет в нашем языке.

К примеру, «справедливость как ценность» будет означать, что мы ведем себя, стремясь быть справедливым. Прекрасно, потребность высшего уровня, социальный пакет. А «справедливость как потребность»? Когда мы стремимся получить по справедливости? А это уже потребность отнюдь не высшего уровня, имеющая отношение либо к безопасности, либо к социальному пакету.

Вроде бы мы с вами примерно описали эгрегор чистой справедливости – он ценностями расположен «наверху», а потребностями – «внизу».

Но ведь на этом же архетипическом инструменте, то есть «справедливости», может быть построен и эгрегор «справедливости как лозунга на выборах», – когда эксплуатируется то же понятие, но энергия к нему поступает с верхней части пирамиды потребностей, от патриотической группы. Верх-верх. Для избирателей. И тот же архетип эксплуатирует политик на выборах, удовлетворяя свои низшие потребности во власти и деньгах.

Одна потребность (например, питания) снабжает энергией множество эгрегориальных циклов (поесть мяса, хлеба, попить), внутри каждого из которых существует масса слоев, замкнутых на свои архетипические олицетворения (колбаса салями, котлеты и т.д.), и эти архетипические инструменты снабжаются энергией и из других источников (производство колбасы на продажу).

Поэтому эгрегор, за редкими исключениями «раскрученных», наподобие торговых марок, нельзя уверенно описать по принципу «один архетип - один эгрегориальный цикл» и, допустим, эгрегор «больницы» на самом деле будет состоять, как минимум, из двух эгрегориальных циклов: «больницы, где люди лечатся» и «больницы, где люди работают за деньги».

Видимо, для классификации, следует принять за основу правило: выделять тот или иной эгрегор мы можем только по его архетипическому инструменту, и только потом проводить детальную настройку.

При такой сложности эгрегориального мира нужно признать, что проще всего себе его представлять как энергоинформационный океан, в котором плавают архетипические инструменты, окружившие себя зыбкими и пересекающимися энергетическими оболочками - эгрегоры. Мы можем выделить тот или иной эгрегор, но при этом так и не провести инвентаризацию обитателей океана.

Еще раз подчеркну: такой вещи, как абстрактный анализ эгрегора, не существует. Возможно только проведение анализа энергообмена для конкретного архетипического инструмента, понимаемого в качестве эгрегориального ядра.

Поэтому мы лишь очень приблизительно можем разделить эгрегоры на «высшие» и «низшие», - на самом деле уровень архетипической ценности, центрирующей эгрегор, может охарактеризовать лишь соотношение управляющей и энергетической величин, но мало говорит даже об истинном энергетическом составе эгрегора (который, впрочем, можно определить уже практически), тем более о его «доброте» или «злобе», о том, что он «хороший, позитивный» или «плохой, негативный».

Эту легенду абсолютно полной и однозначной классификации, при всем нашем сожалении, придется развеять раз и навсегда. «Высший» эгрегор не обязательно «хороший», а «хороший» не обязательно «высший».

Но уровень архетипа все же имеет значение. Эгрегор высшего архетипа обладает большим влиянием, низшего - большей энергией. В этом отношении они различаются достаточно четко и мы их можем использовать для различных целей. Более того, это означает и существование различий энергетических балансов нисходящего и восходящего потоков энергии.

Далее, естественно, следует разделять эгрегоры по их массовости и распространенности. Это достаточно просто, только необходимо учитывать, насколько распространены производные и связанные с эгрегориальным архетипом понятия. Чем эгрегор популярнее, тем проще при его помощи запускать долговременные программы.

Но и это еще не все: следует учитывать, насколько часто те или иные люди прибегают к эгрегориальным идеям в их конкретном, опредмеченном отношении. К примеру, эгрегор «лимонада» окажется менее мощным, чем «Кока-Колы», хотя и лимонад, и патентованный напиток известны всем. Пьют все же больше патентованный напиток.

С этой точки зрения, эгрегор лимонада и эгрегор колы примерно равны по распространенности, но во втором эгрегоре энергии больше. По понятным причинам, более мощные эгрегоры хорошо подходят для решения тактических задач.

Следующий важный критерий: степень абстрактности архетипического инструмента. Эгрегор «Мерседеса» более конкретен, чем «автомобиля», тем более «транспорта», тем более «передвижения», уже имеющего самое непосредственное отношение к потребности экспансии. Соответственно, эгрегор с более конкретным архетипом быстро реагирует, более удобен в управлении и для получения информации, его связи достаточно просто выявить и можно относительно легко предсказать его поведение.

Вместе с тем, эгрегор абстрактного архетипа, - хотя им практически невозможно управлять, получая актуальную, действенную информацию, - гораздо более стабилен и глубже интегрирован в эгрегориальную среду. Его инертный энергетический запас почти бесконечен, и его очень удобно использовать при создании небольших, целевых эгрегоров, в том числе для проведения в жизнь приемов манипулятивного воздействия.

Обязательно стоит принять во внимание дифференциацию эгрегоров по возрасту и принадлежности к традиции, а также по частоте корреляций, то есть, в целом, - по критерию соотносительного факторного веса.

Допустим, эгрегориальная плотность понятия «баня» относительно невелика, если учесть, насколько часто люди в ней моются в отличие от ванной. В баню – всего раз в неделю, в ванну – каждый день; сколько человек находится в бане и сколько находится в ванных в данный конкретный момент... смешно сравнивать. Получается, что «ванна» и распространеннее, и мощнее (не везде бани есть). В срезе данной секунды, – да. Но «баня» старше, связана с традициями и более того, в современном понимании связана с праздником, отдыхом, выездом на природу.

Соответственно, можно заключить, что при долгом, вялотекущем взаимодействии, при редких эмоциональных всплесках, «ванна» окажется перед «баней» в выигрыше - что и происходит на деле в городах. Однако стоит провести дифференциацию по более четко выраженному, фундаментальному, и, вместе с тем, остро актуальному критерию факторного веса, и «баня» вновь получает преимущества. Именно поэтому можно быть уверенным, что в перспективе «ванна» может смениться чем-либо другим, «баня» же, – никогда. Это понятие обладает огромной массой корреляций, или, по другому, - гораздо большим числом связанных с нею энергетически полноценных величин. На прочно связанных, сложившихся, а, значит, «старых» эгрегорах удобно ставить так называемые якоря, или «маячки», - как привязки в бескрайнем и глубоком энергоинформационном океане.

Естественно, что представленная классификация является эмпирической, довольно приблизительной, так как вполне можно себе представить и иные параметры, ситуационно способные оказаться в определенных отношениях полезными, – например, критерии корреляции архетипического инструмента и человека (есть инструменты, которые человек использует, а есть те, которые «пользуются» человеком, например: «средство передвижения» и «вера в божественное происхождение Мумбо-Юмбо»).

Аналогично, применив биполярные шкалы, можно выделить статусные критерии. Например: «национальность - транснациональность»; «естественность – техничность» и т.д. Но сами понимаете, что если продолжать дифференциацию предмета исследования «относительно каждого забора», то получится пародия на классификацию. Ситуационно значимыми критериями следует пользоваться в лишь в конкретных, локальных ситуациях анализа архетипического статуса того или иного предметного или абстрактного понятия.

Очевидно также, что мы вправе ввести при анализе эгрегоров дополнительные энергоинформационные критерии или характеристики, которые могут оказаться актуальными по ходу архетипических исследований или экспериментов.

Однако, что же происходит при взаимодействии эгрегоров, даже родственных, тех же самых, к примеру, «ванны» с «баней»? Мы с вами уже говорили о том, что эгрегоры прежде всего нуждаются в энергии. Собственно, они и есть воплощения коллективной энергии потребностей, замкнутой на архетипических понятиях.

Эгрегоры взаимодействуют, естественно, через посредство людей, то есть для них полем битвы являются индивидуальные и коллективные сознания. Поэтому эгрегоры в процессе своего взаимодействия неизбежно конкурируют, - как в планах количества энергии, фокусирующейся на их архетипическом инструменте, так и в планах наличия количества источников этой энергии, в том числе, и в отношении вторичных архетипических фокусов и связанных с ними эгрегориальных структур.

Но, прежде всего, эгрегор должен насыщаться энергией и информацией, и, желательно или нет, - еще и воспроизводиться.

Эгрегор не обладает ни сознанием, ни свободой воли, - уже потому, что сознание и воля принадлежат человеку. Эгрегор - просто огромная амеба энергоинформационного мира, которая самим своим присутствием влияет на человека, исподволь склоняя его к тому или иному решению посредством практически не осознаваемого, скрытого психоэнергетического влияния других людей. Эгрегору нужна энергия, и он ее получает ровно столько, сколько ему требуется в конкретных обстоятельствах.

Наш пример с баней и ванной безобиден и очевиден, представляет вариацию на тему архетипического сюжета кинофильма «Иронии судьбы».

В самом деле, что же, - каждый знает, как бывает сложно отказаться, когда у друзей, по традиции, возникло желание сходить в баню (хотя тебе самому бы сейчас просто помыться да собраться с мыслями перед Новым годом и принятием Новых Решений, вроде решения наконец-то жениться (варианты: стать театралом, заядлым рыбаком, или членом клуба любителей пива). Точно также каждый знает, что на простой рациональный выбор в подобной ситуации наслаивается многое: ожидания друзей, отношения, просто эмпатическое притяжение. И от этого сложно отказаться.

При этом друзья, естественно, также ощущают ваше психоэнергетическое состояние. И даже если вы откажетесь, – вы сделаете это с неким трудом и ваше состояние наложится на состояние компании, представляя ваш энергетический вклад в «рацион» эгрегора. Ведь друзья все равно пойдут в баню, но унесут с собой и ваш эмоциональный заряд, новый оттенок, который будут транслировать некоторое время. Коллективный эгрегор бани изменился и усилился, оставив, в свою очередь, свой отпечаток в структуре вашего индивидуального эгрегора, и вы будете транслировать эту энергоинформационную структуру во всем содержании вашего дальнейшего общения, - в форме того или иного настроения, сомнения и т. п.

В результате, вы можете все же пойти в баню и жениться на другой, или не пойти и жениться неудачно, хотя и выполнив при этом нравственный долг самопожертвования на алтаре брака и семьи.

Очевидно, что контекстом обсуждения классификации и динамики существования эгрегоров и архетипов на примере бани является морально-нравственная характеристика энергоинформационного взаимодействия, потому что регуляция нашего поведения, в конечном счете, осуществляется на уровне моральных критериев. Или, можно сказать, что критерии классификации и прочие характеристики эгрегоров есть критерии, по сути, - нравственные. И поэтому мы вольно или невольно находимся в сфере этики архетипа.

Вообще говоря, нравственный характер архетипа «бани» в «Иронии судьбы» должно было бы заметить и невооруженным энергоинформатикой взглядом. Этика примера очевидна, – ведь друзья открыто говорили о своих планах, о том, что их занимает, а также, косвенно, и о том, что они не склонны поддерживать вашу идею жениться.... В этом примере прозрачно наблюдается довольно мощное психоэмоциональное напряжение, снимаемое выпивкой, оно для зрителей (но не для героев фильма) хорошо заметно, и нам понятно, с чем его связать и как следовало бы отреагировать.

Гораздо чаще происходит так, что люди не говорят о проблемах прямо и по существу, – они просто вскользь их касаются, передавая друг другу слабоосознаваемые, но от этого не делающиеся менее действенными, сигналы. Таким образом, эгрегор все время самоподдерживается, подправляя наше мышление в нужную ему сторону.

Взаимодействие эгрегора с ему подобными зачастую нарушает их энергетическое равновесие, чреватое нравственным выбором. Собственно, на этом содержательном нравственном выборе и основана эволюция эгрегоров.

Во-первых, каждое продуктивное участие эгрегора в процессе мышления человека пусть немного, но увеличивает роль его архетипического инструмента в удовлетворении потребностей данной группы. Таким образом эгрегор конкурирует с ближайшим соседями – как торговые марки «Пепси» и «Кока», склонность к политическим убеждениям или к веяниям моды. В каждом контакте, каждом продуктивном выходе к сознанию узловая мера равновесия структуры эгрегора немного сдвигается, постепенно достигая положения оптимума, что выражается в формировании у человека устойчивых, нравственно оправданных предпочтений.

С формальной стороны человек по отношению к эгрегору занимает положение надежного поставщика энергии. Более того, в ряде случаев успешный архетипический инструмент может полностью переключить на себя энергоснабжение родственного эгрегора, изгнав его из активного эгрегориального мира. При этом нравственность человека имеет уже не расплывчатый, но четко определенный, компактно структурированный, интегративный характер.

Нет нужды говорить, что вследствие этого каждый такой, посвященный в «тайну» эгрегора человек пусть немного, совсем чуть-чуть, но уже становится менее универсальным в своем выборе, и, в результате, тратит на достижение других своих целей чуть больше времени, чем мог бы. Но это - в случае воздействия одного эгрегора. А их многие тысячи. И ни один из них не упустит случая ограбить родственничка. Они друг друга «не терпят». В результате мышление человека принимает ситуативный, размытый характер. Иначе говоря, упорядоченность нравственного сознания человека – дело личностное. Во взаимодействии с эгрегором автоматически достигается одно только частное нравственное решение применительно к ситуации, но ведь это может быть решение применительно к подлости...

Универсальность и структурированность нравственного сознания достигается только самим человеком как субъектом его активности. Эгрегор, наоборот, способствует специализации, зашоренности, односторонности мышления. В этом смысле можно сказать, что эгрегоры, структурируя мышление человека, не обеспечивают формирование его нравственности. Нравственное богатство общества огромно, но приобрести нравственное сознание взаймы от него невозможно. Эгрегоры и архетипы несут самые различные нравственные заряды. Задача человека состоит в осуществлении самостоятельного и активного нравственного выбора.

Во-вторых, архетипический инструмент рядового эгрегора и энергообмен вокруг него объективно является материалом для концентрации и возрастания массы более крупного эгрегора, а, значит, и общего для них обоих архетипа.

Более крупные эгрегоры уже имеют значительную энергетическую поддержку со стороны архетипа, они весьма самодостаточны. Если сложится такая ситуация, что энергетический поток крупного эгрегора будет значительно превышать поток другого, то архетип вторичного эгрегора может быть включен в первичный. При этом «съеденный» эгрегор формально продолжает существовать, но, по сути, теряет способность к самоуправлению, – как это произошло с эгрегором «марксизма», включенным в «марксизм-ленинизм». Эгрегоры обладают способностью центрирования и концентрации, что, образно говоря, напоминает каннибализм.

Для человека это означает, что он со своим личным эгрегором может служить не тем знаменам, которые ему видятся, - с понятным эффектом жизненной катастрофы.

В-третьих, успешный эгрегор развивается, зачастую не только «поедая» «родственников», но и подключая к себе иные архетипы, а, значит, перехватывая заодно и энергетическое обеспечение от других эгрегоров, из состава неродственной, совершенно новой группы потребностей.

Эгрегор растет, усложняется в составе архитектурного эгрегориального комплекса на основе объединения энергии огромного количества потребностей в один управляющий архетипический инструмент – как это происходит, например, со «средней школой номер 5», открывшей в своих стенах флористический салон и клуб собаководства. То же происходит с государственными и религиозными эгрегорами, когда район делается частью города, город частью области, область частью республики... А для человека снижается общее КПД его деятельности, он кормит целую пирамиду.

С другой стороны, и в-четвертых, вторичные архетипические инструменты развитого эгрегора становятся архетипическими инструментами меньших, подчиненных эгрегоров.

Например, с религиозной точки зрения «чистая» еда одновременно является архетипическим инструментом для производителей такой еды, хотя энергия их потребностей в религиозный эгрегор не переправляется.

Для человека это означает, что он становится зависим от крупного эгрегора.

И, в-пятых, наиболее удачливые эгрегоры размножаются, рождая множество дочерних. Это происходит за счет увеличения количества возможных воплощений родительского архетипического инструмента, который теперь уже становится родовым понятием и погружается на более глубокий уровень, обретая свое бессмертие в культуре, и вместе с этим, - и стабильность, и практическую неуязвимость. Так в незапамятные времена произошло, к примеру, с архетипическим понятием «средство передвижения».

Естественно, эгрегоры могут также мутировать десятками разных способов, в основном за счет мутации самого понятия, лежащего в их основе.

Иногда равновесие в эгрегориальной среде становится неустойчивым, и тогда достаточно одному их них изменить статус, как начинается внезапная лавина перемен.

И все это бурление эгрегориальной жизни разыгрывается в сознании людей и жизни человеческих сообществ.

Вообще следует детальнее рассмотреть влияние эгрегоров на психику отдельного человека, в зависимости от того, в каких отношениях с эгрегором он находится. Но ведь эгрегор влияет не только на этом уровне – эгрегор влияет еще и на обстоятельства, складывающиеся вокруг человека. Пьеса по сюжету «борьбы эгрегоров» разыгрывается людьми.

Как мы помним, «цель», то есть потребность эгрегора, элементарно простая: ему нужна энергия и регулярность ее поставок. Поэтому, если у человека есть архетипическая ценность, занимающая его сознание, но не занятая в данный момент прочным эгрегориальным связями, – эта ценность становится востребованной.

Вы сами не раз и не два на себе наблюдали такой эффект: стоит заинтересоваться каким-либо вопросом, как через незначительный промежуток времени появляется какой-то человек, который вам об этом рассказывает – приносит, так сказать, «новость» о давно интересующем вас предмете. Знакомо?

А почему так происходит? Это, в общем-то, понятно: на «полевом», непосредственном уровне общения вы буквально излучаете отсутствие у вас требуемой информации и желание ее получить. Поэтому любого, кто владеет ей, так и тянет с вами поделиться, и заодно, естественно, передать и эгрегориальные настройки, – чем больше тянет к чему-то, тем больше этот другой находится под властью соответствующего эгрегора. В процессе передачи информации проходит настройка нового для эгрегора архетипического инструмента на устойчивый контакт с ним.

Однако со временем эгрегор, даже перенастроив ваш архетипический инструмент на себя, может находиться в состоянии относительного дефицита энергии, – и в этом случае вы, как «злостный задолжник энергии», просто становитесь мишенью для социальной суеты, преимущественно с участием невольно активированных представителей этого же эгрегора. При этом совершенно неважно, какую линию нравственности поведения представляет эгрегор, – вне зависимости от настроений и смысла бесед, чем больше энергии выливается на эгрегориальный архетип, тем эгрегору лучше (как тут не вспомнить кинозвезд, обладателей собственных эгрегоров, справедливо считающих, что грязный скандал – это тоже реклама).

Вообще незащищенный человек, обладающий значительным количеством относительно свободных, ненастроенных на конкретные эгрегоры архетипов, является постоянным объектом такой суеты, вечной мишенью для наиболее эгергориально активных персонажей, так называемых эгрегориальных лидеров, которые невольно стремятся избыточно прессинговать, чтобы «поднять» эгрегориальную целину и привести того или иного человека в состояние эгрегориального смирения.

Еще большему давлению будет подвергаться компании или сообщества, не охваченные эгрегорами окружающей среды. Эгрегориальные лидеры и «пешки» стремятся перевербовать людей, а, значит, - перенастроить всю структуру, ввести ее в состояние дискомфорта, разрушить свободу, которой она обладает и подчинить её своим интересам.

Знающие люди, делая что-то новое, используют факт нападения эгрегориальных структур как признак того, что они начали движение в правильном, эгрегориально еще не занятом направлении.

Но и это цветочки: в ситуации, когда незащищенный человек уже имеет нормально настроенный на какой-то эгрегор архетип, он все равно может стать мишенью для завоевательных действий носителей других эгрегоров. Разумеется, такая возможность возникает, когда незащищенный человек, в особенности обладающий некоторым количеством стабильных социальных связей, оказывается окруженным людьми, активно и, якобы, «случайно» взаимодействующими с чуждым для этого человека эгрегором. И тогда для «своего среди чужих» человека все происходящие с ним события могут стать достаточно напряженными, включая ссоры, скандалы, интриги и прочие «прелести» человеческого общения.

Иногда это прекращается, когда эгрегор получает достаточно «вышибленной» его агентами влияния энергии и, вдобавок, насыщается энергией своего собрата-донора. Тогда наступает временная передышка, но иногда борьба идет до конца, до полного переподчинения представителя донорского эгрегора или даже до замены человека, прежде контролировавшего этот социальный узел.

В общем-то те, кто переживал подобные ситуации, знают, что радости в эгрегориальной провокации мало. Она начинается внезапно, как бы из ничего, ее трудно поначалу понять, и логика такой ситуации, если не знаешь, в чем тут загвоздка, распутывается довольно сложно.

Но этим значение эгрегориальной, по существу, морально-нравственной борьбы для человека, конечно, не исчерпывается. Подобная нравственная борьба, но еще более яростная, идет в человеческих сообществах. Нравственное равновесие и умиротворенность в мятущемся эгрегориальном мире практически невозможны.

В стабильных сообществах наблюдаются, как правило, медленные, с периодами до нескольких лет, эгрегориальные волны, медленно смещающиеся в определенном, привычном направлении, и как бы управляющие лениво поворачивающимися флюгерами социальной моды. Особенно это заметно в странах Европы.

Есть и другой вариант, когда волны чаще, злее, стихийнее. Это характерно для сообществ, еще только выстраивающих новый эгрегориальный табель о рангах, например в России и в странах СНГ.

И есть вариант третий, когда равновесие рушится стремительно, словно карточный домик, и в образовавшуюся на месте разрушенного архетипического инструмента брешь устремляется энергия большого количества эгрегоров. Взять хотя бы любую революцию, когда тысячи людей самых различных убеждений по самым различным причинам спонтанно и одновременно выходят на улицу, чтобы добить одно-единственное олицетворение ослабевшего архетипа, как легкой добычи для собственных, вечно голодных эгрегоров. Ради одного только акта голого самоутверждения (посредством эгрегоров), ради того, чтобы лишний раз потешить самолюбие собираются целые толпы людей , входящих при этом в раж и азарт, - без всякой на то внятно определяемой причины.

«Бескорыстные» и, в то же время, социально и нравственно деструктивные эгрегориальные конфликты нашей эпохи, их подводные течения и возможности управления ими, – это вообще тема для отдельного разговора и серьёзного научного исследования. Эгрегориальная, нравственно острая борьба ведется испокон веков. Татаро-монгольское иго, завоевательные походы Александра Македонского, величие и падение Рима, крестовые походы, инквизиция, революции, мировые войны и современный терроризм, – все эти человеческие испытания имеют одни и те же механизмы эгрегориальной борьбы, приносящей временную выгоду немногим, и, одновременно, приносящей страдания и лишения всего и вся многим людям.

Но, с другой стороны, нельзя не признать, что, при всей ее деструктивности, эгрегориальная борьба мощно влияла на процессы становления человечества. Эгрегориальные, архетипические идеи во все века приводили в движение массы людей и позволяли им концентрировать усилия в одном и том же, совершенно определенном направлении. Но такие координирующие функции эгрегоров и архетипов должны быть, в свою очередь, подчинены достижению целей мира и счастья человечества, а не наоборот.

Неподконтрольное развитие эгрегоров ныне грозит человечеству самоуничтожением, превращая все его достижения в ничто, а само человечество – в стадо. Целью современной энергоинформационной цивилизации должно быть не просто самоустроение, - оно необходимо не само по себе, а для блага и свободы людей. Благ и свобод становится все меньше, а строительства ради строительства, – все больше. Стены домов превращаются в стены темниц человеческого духа.

Эгрегоры способствовали построению цивилизации такой, какая она есть ныне. Но не такой, какой она могла бы быть, если бы в ее строительство было вложено больше разума. Силы эгрегориальной стихии со всей очевидностью уже пережили свою эпоху. Настает пора их планомерного использования, создания культуры обращения с ними.

Потенциальная польза видна уже из самой масштабности эгрегориальных явлений: это и работа с самим собой, работа с коллективом, а также создание собственных структур в коллективном бессознательном. Необходимо нравственно и научно выверенное управление неограниченной энергией эгрегоров и архетипов.

Итак, эгрегоры – это гигантские конструкты энергоинформационного мира, обладающие невольной способностью к воздействию на мысли и поведение людей всей планеты. Чтобы управлять эгрегорами, необходимо прежде научиться выделять их в энергоинформационной сфере цивилизации посредством установления их ядерных образований, - архетипических инструментов. На основе аксиологического анализа свойств этих инструментов, - таких, как массовость, распространенность, степень абстрактности, возраст, традиционность и связанность, составляются развернутые представления об эгрегорах, об их взаимоотношениях с другими эгрегорами и о нравственно определенных принципах и потенциалах их применения в интересах человечества.
2.4.Персонология архетипа.

Эффективность общества проявляется в персональной эффективности его членов. Количество счастья и свободы в обществе должно быть не меньшим, но несколько большим значения суммы свободы и счастья его членов, при том, что все мы заинтересованы в благе человечества.

Но пока что, вследствие общей недостаточности только еще начинающейся активной эволюции человечества, многие человеческие сообщества в той или иной сте­пе­ни по­доб­ны толпам.

Су­ще­ст­ву­ет та­кое по­ня­тие — «пси­хо­ло­гия тол­пы». Тол­па все­гда бо­лее аг­рес­сив­на, чем от­дель­ные со­став­ляю­щие ее лю­ди, она все­гда лег­ко под­да­ет­ся эмо­ци­ям, она не спо­соб­на трез­во оце­ни­вать си­туа­цию. Тол­па ни­ко­гда не рас­су­ж­да­ет, и по­это­му ее лег­ко под­толк­нуть к ка­ким-то мас­со­вым ак­ци­ям — про­тес­ту, осу­ж­де­нию, да и про­сто к бун­ту. Ее ни­че­го не сто­ит под­нять на бой, на бар­ри­ка­ды. Этим свой­ст­вом тол­пы все­гда поль­зо­ва­лись и поль­зу­ют­ся мно­го­чис­лен­ные рву­щие­ся к вла­сти и уже вла­ст­вую­щие во­ж­ди и просто по­ли­ти­ки. Они давно нау­чи­лись за­про­сто по­во­ра­чи­вать тол­пу в нуж­ную им сто­ро­ну, по­тя­нув ее за «ни­точ­ки» эмо­ций, слег­ка на­да­вив на боль­ные мес­та...

В тол­пе нет ин­ди­ви­ду­аль­но­стей, а есть толь­ко мно­го­го­ло­вое, но при этом без­мозг­лое су­ще­ст­во, психоэнер­ге­ти­че­ский монстр, дей­ст­вую­щий «по за­яв­кам» рас­чет­ли­вых «за­пе­вал». Как это ни стран­но, но да­же с очень не­глу­пы­ми людь­ми, бы­ва­ет, слу­ча­ют­ся та­кие, не­объ­яс­ни­мые на пер­вый взгляд ве­щи: ока­зав­шись, на­при­мер, на ми­тин­ге, они вдруг, под­дав­шись все­об­ще­му на­строю, вме­сте со все­ми на­чи­на­ют скан­ди­ро­вать: «За!..» или там «Против...»! По­том, ос­тав­шись в оди­но­че­ст­ве, слег­ка при­дя в се­бя, та­кой че­ло­век вдруг в ужа­се по­ни­ма­ет, что со­вер­шен­но не пред­став­ля­ет, кто та­кие эти «мы», от име­ни ко­то­рых он так ре­ши­тель­но тре­бо­вал и про­тес­то­вал. Ведь у не­го есть его лич­ное «я» — и вот это­му лич­но­му «я» как раз не хо­чет­ся ни тре­бо­вать, ни про­тес­то­вать.

Мно­гим из­вест­но, что та­кое «стад­ное чув­ст­во». Это ко­гда, уви­дев бе­гу­щих лю­дей, про­хо­дя­щий ми­мо по сво­им де­лам че­ло­век вдруг не­осоз­нан­но, «ни с то­го ни с се­го», - при­сое­ди­ня­ет­ся к ним. Это оз­на­ча­ет все то же: он по­па­да­ет под воз­дей­ст­вие чу­жой про­грам­мы и в его под­соз­на­нии за­пе­чат­ле­ва­ет­ся при­мер­но сле­дую­щее: все бе­гут — зна­чит, и мне на­до. На железнодорожном транспорте регулярно фиксируются слу­чаи, ко­гда че­ло­век в подобном некритическом со­стоя­нии, не ус­пев опом­нить­ся, вска­ки­вал в со­вер­шен­но не­нуж­ный ему по­езд, а по­том очень долго возвращался, ибо остановок иные поезда практически не имеют... А во вре­ме­на все­об­щих оче­ре­дей не раз про­ис­хо­ди­ли си­туа­ции, ко­гда лю­ди стоя­ли ча­са­ми в оче­ре­ди, что­бы ку­пить аб­со­лют­но не­нуж­ные им ве­щи, толь­ко по­то­му, что «все бра­ли».

Конечно, такие яркие примеры встречаются не так часто – но подобные им явления происходят постоянно, – вне зависимости от того, активен человек или реактивен, хотел он или даже и не думал взаимодействовать с эгрегорами. И пусть иллюзия персональной свободы не вводит нас в заблуждение. То, что подобные внушающие воздействия не являются прямыми и мощными, с лихвой компенсируется их легким, но постоянным прессингом во всех направлениях развития энергоинформационной цивилизации.

Пси­хо­ло­гия тол­пы, под­чи­не­ние энер­ге­ти­ке боль­шо­го ко­ли­че­ст­ва лю­дей — пря­мая до­ро­га к бо­лез­ням, раз­ви­тию зло­бы, не­га­ти­виз­ма, а так­же к лож­ным стрем­ле­ни­ям, к бес­смыс­лен­но­му вре­мя­пре­про­во­ж­де­нию и еще к ты­ся­че че­ло­ве­че­ских не­сча­стий. Схе­ма раз­ви­тия бо­лез­ни в слу­чае, ес­ли вы под­дае­тесь чу­жо­му про­грам­ми­ро­ва­нию, очень про­ста. На эту удоч­ку, на­при­мер, час­то по­па­да­ют­ся по­жи­лые лю­ди. На­при­мер, кто-то уси­лен­но вну­ша­ет та­ко­му да­ле­ко уже не мо­ло­до­му че­ло­ве­ку, что в пра­ви­тель­ст­ве од­ни во­ры. У не­го не бы­ло воз­мож­но­сти убе­дить­ся в этом лич­но, но он по­че­му-то ве­рит на сло­во любому человеку, ска­зав­ше­му это. Ве­рит — а вер­нее, вы­ну­ж­ден ве­рить, — по­то­му что его почти соз­на­тель­но за­ко­ди­ро­ва­ли, за­про­грам­ми­ро­ва­ли. Упавшая на подготовленную лишениями почву психики и сознания, ин­фор­ма­ция встре­ча­ет у ста­ри­ка эмо­цио­наль­ный от­клик. Он, под­дав­шись вну­ше­нию, на­чи­на­ет нерв­ни­чать, злить­ся — и по­лу­ча­ет, допустим, ин­фаркт.

А ведь у че­ло­ве­ка, ко­то­рый вну­шал ему это, бы­ли свои весь­ма ко­ры­ст­ные це­ли. Этот хит­рый «го­во­рун» и «ора­тор» на то и рас­счи­ты­вал, что­бы под­це­пить как мож­но боль­ше лю­дей на удоч­ку их оби­ды и не­до­воль­ст­ва жиз­нью. Ему толь­ко и на­до пой­мать че­ло­ве­ка в се­ти, что­бы мож­но бы­ло им ма­ни­пу­ли­ро­вать в сво­их по­ли­ти­че­ских, пред­вы­бор­ных це­лях. И вот не­сча­ст­ный ста­рик ле­жит в боль­ни­це, а вну­шив­ший ему чер­ные мыс­ли че­ло­век уже по­бед­но вос­се­да­ет в де­пу­тат­ском крес­ле.

Вот еще при­мер: вам на­ха­ми­ли и, чего скрывать, задели за живое. Вы от­ве­ти­ли тем же, то есть на­гру­би­ли в от­вет. Что вы сде­ла­ли? Пра­виль­но, сра­бо­та­ли по чу­жой про­грам­ме. Ха­му толь­ко и нуж­но бы­ло вы­звать ва­шу злость, спод­виг­нуть вас на вы­плеск эмо­ций, что­бы «от­ку­шать» ва­шей энер­ге­ти­ки. И вы по­слуш­но «на­кор­ми­ли» ха­ма, сде­ла­ли то, че­го он от вас и ждал. Он под­чи­нил вас сво­ему влия­нию. А вы неосознанно под­да­лись, тем са­мым при­знав его зна­чи­мость, его спо­соб­ность вли­ять на лю­дей, вы­зы­вать у них эмо­ции.

При­вык­нув от­ве­чать хам­ст­вом на хам­ст­во, вы в свою оче­редь та­ким же об­ра­зом «за­во­ди­те» эмо­ции дру­гих лю­дей. Подчас человек уже и сам не понимает, почему он все вре­мя ввя­зы­вае­тся в ка­кие-то скло­ки, по­че­му на его пу­ти встре­ча­ют­ся од­ни ха­мы и гру­бия­ны, по­че­му ему веч­но при­хо­дит­ся с кем-ни­будь ру­гать­ся? Да по­то­му, что уже он сам, бу­ду­чи за­ра­жен­ным чу­жой «хам­ской» энер­ге­ти­кой, уси­ли­вае­т этот им­пульс и за­пус­кает по кру­гу но­вый кас­кад ре­ак­ций, на­чи­нае­т вы­пле­ски­вать си­дя­щий в нем за­ряд в ок­ру­жаю­щее про­стран­ст­во. А в это вре­мя на уров­не соз­на­ния у него фор­ми­ру­ет­ся чет­кая про­грам­ма: все лю­ди — ха­мы. Понятно, что и ок­ру­жаю­щие на­чи­на­ют вос­при­ни­мать такого человека как вра­га и ата­ко­вать.

Вот так мо­жет воз­ник­нуть оз­лоб­лен­ность на весь бе­лый свет. Че­ло­век на­чи­на­ет ви­деть все в мрач­ных то­нах. Он не за­ме­ча­ет доб­­ра, а ус­мат­ри­ва­ет во всем толь­ко зло. Та­кой че­ло­век, в кон­це кон­цов, про­сто за­хле­бы­ва­ет­ся в этом по­то­ке зла, не за­ме­чая, что сам и уси­ли­ва­ет этот по­ток мно­го­крат­но.

Объ­е­ди­няю­щие относительно небольшое количество людей энер­ге­ти­че­ские струк­ту­ры, по сути и по масштабу, являются еще лишь «мик­ро­бами» по срав­не­нию с массовидными сателлитными, паразитирующими в энергоинформационной среде эгрегорами, обладающими деструктивным потенциалом влияния на эту среду. Такие эгрегоры способствуют развитию социально-политических катаклизмов и, можно сказать в каком-то смысле «правят» темными побуждениями толпы, при том, что само их су­ще­ст­во­ва­ние окутано туманом. Понятно, что не все люди могут быть подчинены деструктивным эгрегорам и такого же рода эгрегориальным идеям.

Люди различаются не только приверженностью к тем или иным эгрегорам, но и мерой плотности связи с ними и способностью оказывать влияние на эгергориальные события в степени, не меньшей, чем степень влияния эгрегоров на их мировоззрение.

Соответственно, для работы с эгрегорами и с людьми, через призму эгрегоров, нам необходимо четко представлять градацию человеческих отношений в эгрегориальной ситуации, а также их отношений к такого рода ситуациям. А разновидностей таких взаимоотношений несколько, и некоторые формы отношений, правда, - под другими названиями, - вполне известны в социальной психологии.

По большому счету, персонологию архетипического поведения человека и типологию отношений «эгрегор» и «личность» следует знать в любом случае, для самого обычного общения, – чтобы ясно понимать, с кем имеешь дело и как защититься, чтобы не пострадать от влияния эгрегора, выступающего в потенциально агрессивном качестве энергоинформационного паразита.
Персонология архетипа, как прикладная наука о личностном статусе человека по отношению к архетипу, пока еще может быть представлена на уровне концептуализации теоретических и эмпирических исследований, согласно которым может быть эксплицировано несколько основных типов или способов существования человека в контексте принципиально неограниченного множества эгрегориальных ситуаций. Ниже приводятся краткие типологические характеристики указанных основных способов существования человека в условиях энергоинформационной цивилизации.

2.4.1.Человек эгрегориальный – «масса».

Персонология архетипического поведения начинается с типологического описания способа существования наиболее стабильной части человеческого сообщества, - с характеристики поведения эгрегориальной массы, с раскрытия существа её роли, рассеянно разыгрываемой ничем особенно не увлеченными, среднестатистическими людьми, так сказать, - идеальным электоратом.

Практически, в любой стране, «масса» – это наиболее значительная часть населения. Нельзя сказать, что люди, принадлежащие к этой массе не имеют никакого специфического отношения к какому-либо конкретному эгрегору. Они скорее просто не защищены от эгрегориального воздействия, располагая свои жизненные интересы в рамках среднестатистических, общечеловеческих и поэтому подвергаясь воздействию всех возможных здесь и сейчас эгрегоров, причем, в равной степени, и абстрактных, и конкретных.

Дом, работа, семья, выходные, отпуск, дети, зарплата, телевизор, вечеринки, праздники, мода, уборка, должности. Все масштабное происходит где-то там, далеко, за стенами квартиры и заслуживает интереса не большего, чем любая другая тема для болтовни с соседом.

Хотя среди этих людей могут встречаться и вполне принципиальные, но в целом, как правило, уровень их социальной ответственности довольно низок, и поэтому индивидуально они играют незначительную роль в общественных движениях.

Именно такие люди в годы репрессий вместо того, чтобы участвовать в организации сопротивления, саботировать и выходить на улицы, вопреки всякой логике, – пребывали в убеждении, что «черный ворон» приезжает только к «врагам народа». Вплоть до того момента, когда в предрассветный час раздавался стук сапог в дверь.

Эта же масса безучастно взирала на марширующих по улицам молодцеватых политкорректных подсвинков в партийных рубахах и проглядела расцвет национал-социализма в Германии, как и многих других тоталитарных режимов в разных странах. Это пассивная масса, апатично наблюдающая приход тиранов во власть и чинимое ими беззаконие.

Но здесь верно и другое, – они способны очень быстро менять эгрегориальные предпочтения, – пусть чуть-чуть, в очень небольших пределах, – но зато очень быстро и без лишних размышлений. В особенности, если стимул окрашен «жареным» или крупицей страха.

Да это и немудрено, – ведь они не имеют жестких эгрегориальных связей, интересов, предпочтений. А когда предмет для тебя не важен, то ты не будешь критически обдумывать полученную о нем информацию. Просто примешь к сведению – и все. И примешь не только, разумеется, информацию, - еще, в нагрузку, примешь без критики и ощущение, которое совместно с этой информацией было передано.

Конечно, для человека, не обладающего собственным мнением по целому ряду вопросов, огромное значение имеет не просто то, что сказано, но и как это сказано, а главное, кем это сказано. Скажет дядя Саша, человек видавший виды: «да пакость этот Дыширак» - и вот, к продукции уже появилось предвзятое отношение, и в качестве завтрака на работе человек уже выбирает не «Дыширак», а какой-нибудь в десять раз более вредный «Дышикот». Скажет любимая всеми жена своей подруге «фу, «Пензо», я хочу «Куччи», как у Степаненко!» - и вот уже одна фирма заработала очки, а другая потеряла. Причем простое сообщение «У Степаненко «Куччи», я тоже такую хочу» не возымело бы успеха. Нет, тут в ход идет весь психоэнергетический арсенал, улыбка, поза, интонация, страсть в голосе, чакральное излучение, – все. Это пространство обыденного, повседневного, непрерывного взаимовлияния с оттенком надежды на лучшее. Пространство слухов и бездоказательных мнений.

Благодатная и пронизанная корнями всех эгрегоров почва.

Человека эгрегориальной массы, хотя это относительно нестрогая категория, довольно легко определить по не слишком высокому, но довольно стабильному энергетическому потенциалу. В среде таких эгрегориально открытых и в то же время отстраненных своими бытовыми интересами людей возникает своя культура, – культура поверхностного отношения к действительности, так называемая «обыденная психология».

Само по себе явление обыденной психологии оказалось замечательно полезным для манипулятивного использования, и это незамедлительно оценили политические и маркетинговые силы, во многих странах старающиеся понизить уровень сознательности народа, затмить его разум «не ключевыми» вещами, сосредоточить поближе к шоу, тряпкам, продуктам и теплу батарей. Ведь такой народ - это целый слой людей, которые не сосредотачиваются на проблеме настолько интенсивно, чтобы активировалось критическое мышление. Это люди, которым, по большому счету, все равно. Но они с охотой повторят любую байку или слух. Люди, которым все равно, какую идею или мысль воспринять. Главное, чтобы она была нескучной.

Вообще говоря, это вполне разумные люди и они тоже не особенно верят сообщениям СМИ и политагиткам. Но они, привычно не сверяясь с тем, что называется «собственное мнение», как бы «полуверят», или «верят на тридцать процентов». Но эта «вера на тридцать процентов», - это уже очень много для эгрегоров. Например, хоть немного сдвинь это равновесие, – и товар, прежде желанный, перестанут покупать. Слова политика потеряют убедительность. Рекламирующая себя религия потеряет шарм, который к ней раньше привлекал. Это совершила масса и ее «все равно какое» мнение.

Одним из хороших примеров может послужить проведенная в последние годы в России антиамериканская кампания, которая началась еще с «ножек Буша». Помните? Тогда американские товары ценились. Но вот пошло: «ножки Буша», «гормоны», «синтетика»... и где авторитет американских товаров? Перешел к товарам европейским. Хотя товары и сравнимы, – но как-то вроде бы американское уже отдает каким-то душком. Это пример, в общем-то, обычный для перераспределения эгрегориального влияния в сфере обыденного сознания.

Благодаря тому, что таких людей много, они - желанная мишень для любого социального управления. Для политики. Для рекламы. Для религии всех сортов. Для плоского юмора с плоского экрана.

Люди эгрегориальной массы – это именно то, что непрерывно делят, пилят и на ком наживаются.

Именно для них крутится вся эта оболванивающая безвкусица с бесконечной рекламой по телевизору, именно для них применяются приемы «раскручивания» торговых марок, им «впаривают» «фанеру», им в уши льются сладкие речи религиозных проповедников и велеречивые откровения политиков, их затаскивают марионетками в партии и секты, заставляют строить коммунизм и выполнять пятилетки в три года. Почему бы и нет?

Ко всему услышанному критично они не относятся, значит, любое течение имеет столько нерешительных, но неуверенно доброжелательных голосов, сколько раз и на какой объем аудитории сказали то, что надо запустить в сознание массы.

При этом, что интересно, с эгрегориальной точки зрения не особенно и важно, согласится мишень с информацией, или нет. Главное, чтобы она заинтересовала. Эгрегор все равно возьмет свое. Это кажется фокусом, но на самом деле все просто: ведь восприятие людьми друг друга носит личный оттенок, и у каждого человека из эгрегориальной массы найдется примерно поровну как друзей, так и врагов. Предположим, человеку эгрегориальной массы не понравилась личность политика Помоева. Ну и что с того, – зато он будет повторять и повторять эту фамилию, и за каждым его повторением будет оставаться вместо невовлеченных людей или потенциальный доброжелатель, или недоброжелатель.

Обычный человек имеет референтную группу до 10 человек, для которых значимо его мнение. Соответственно, политику и представляемому им эгрегору достаточно охватить всего лишь десять процентов аудитории. Соответственно, эгрегориальные инвестиции в массу оправдываются очень хорошо. Совсем немного энергии, ничего особенно специфического, а какая отдача! Неплохой результат: из безвестности в эмоционально окрашенные «пятьдесят на пятьдесят»... уже можно участвовать в выборах.

С другой стороны, люди эгрегориальной массы не слишком страдают от всех этих общественных событий. Ведь у них нет интимного отношения ни с одним из эгрегоров. Сегодня один, завтра другой, деньги и время все равно на что-то нужно тратить, так почему бы не на это, жизнь идет, не одолевала бы скука, пусть воруют, лишь бы не у меня, будет день, будет и пища. Эгрегориальное влияние в массе таково, что стремится к неназойливому присутствию на паритетных началах, без значительного превалирования какого-либо одного энергоинформационного паразита и без потрясений. Впрочем, эти основы социальной психологии массы известны любому фермеру. Если стадо коров не пугать, молока будет больше.

Соответственно, в информационном мире этой массы, эгрегоры управляют повсеместно. Но они не слишком настойчивы и управляют тем поведением людей, которое так или иначе состоялось бы. Лишь изредка по эгрегориальной массе прокатываются волны, обеспечивающие временное преимущество какому-либо эгрегору, – хотя они могут длиться десятки и даже сотни лет и быть весьма масштабны, взять хотя бы эгрегориальный призрак коммунизма, овладевший Россией страной на десятилетия, власть коричневых рубашек, маоизм, полпотовщину, Пиночета... Но это не так уж часто для большинства стран и при этом все-таки преимущественная часть людей эгрегориальной массы, подчиняемых по своей природе, все же выживает.

Казалось бы, вне катастрофической ситуации непосредственного вреда от этого немного. Но это именно только «казалось бы».

Прежде всего, человек под влиянием чуждых ему эгрегоров теряет 70% времени, которые он иначе потратил бы с пользой для себя. Это огромное снижение эффективности. Причем «эффективность» является этически неправильным словом. Мы же не о таксопарке говорим! Эта «эффективность» - время жизни и мыслей живого человека, которое он мог бы потратить на то, чтобы стать счастливее и полноценнее жить. Даже тридцать процентов украденного времени, даже двадцать - уже непростительно много!

Далее, ведь это украденное время не пропадает бесследно. Оно используется эгрегорами в своих целях, а эти цели известны: энергия и стабильность ее поставок, далее они успокаиваются. Разумам эгрегоры не обладают. Соответственно, само движение массы направляется путем, обеспечивающим максимальное и стабильное освобождение энергии, – а эгрегоры живут сегодняшним днем. Поэтому, кстати, куда бы не пришел человек, на месте земли обетованный всегда возникает стесняющая ее жителей сеть правил и подчинений, без которой они жили бы счастливее. Но и это еще не было бы проблемой, если бы это движение не заводило бы человечество постепенно в парк бесплодных развлечений, принадлежащий жирующим эгрегорам. Из этого парка так просто уже не выпускают.

Это время и эти усилия были потрачены человечеством не на себя, а на программную ошибку коллективного бессознательного – неизвестно, как распорядились бы люди своим временем сами, но вот эгрегоры точно неразумны и совершенно точно живут не во имя блага человека, а ради самих себя, хотя и не являются субъектами. Соответственно, эти потраченные усилия и последствия эгрегориальных действий могут обернуться против человечества.

Кое-что мы уже наблюдаем: отравленную воду, землю, вырубленные леса, глобальное потепление, нефтяные войны. Эгрегориальная масса работает, словно гигантский усилитель, заставляя людей, близких к потенциальным источникам социального движения, таким, как лес, нефть, вода, выкачивать их досуха, не глядя на последствия. И выкачивать избыточно, пребывая в состоянии социального невроза, когда уже и денег для жизни достаточно одним людям, к ним присасываются другие, и так далее, и так далее. Как вам прекрасно известно, когда речь идет о деньгах, - а они все-таки довольно хорошо отражают течение потенциальной энергии человечества, – о последствиях заинтересованные люди не задумываются.

А ведь никакое социальное положение и никакие деньги не компенсируют потерянные годы и не подарят ни минуты жизни. Незащищенный человек, забравшийся на самый верх, не счастливее того, кто внизу – он только кажется таким. Он просто пребывает в эгрегориальном парке аттракционов, играя на наивысшую доступную ему ставку и безвозвратно тратя силы своей души. Люди поглощены эгрегориальной гонкой в персональное никуда.

Еще одной иллюстрацией опасности незаметного дрейфа эгрегориальной массы являются войны. Как известно, войны начинают не озлобленные народы, а эгрегориальные политики и примкнувшая к ним немногочисленная клика, которая потом, разумеется, в окопах даже не показывается.

Человек эгрегориальной массы открыт для всех эгрегоров и используется ими более-менее равномерно, привычно, и незаметно для него самого. Такое положение, хотя на первый взгляд и не нарушает свободу воли даже в случае трудовых отношений, имеет минусы в виде растраты в пользу эгрегоров времени и эмоциональных сил, а также опасности наступления неблагоприятных последствий эгрегориальных ходов.

Но сказанное не означает, что человек пребывает в состоянии эгрегориальной массы вечно. Некоторые, конечно, остаются в ней всю жизнь, но, помимо того, что человек эгрегориальной массы под влиянием обстоятельств может в большей или меньшей ступени играть роль эгрегориального функционера, зачастую он временно или постоянно переходит в качественно другие категории взаимоотношений с эгрегорами – категории, которые, к сожалению, подразумевают куда более интенсивный энергообмен.

2.4.2. Человек эгрегориальный – « марионетка».

Но не всем же эгрегорам пребывать на полуголодном пайке, впитывая жалкие испарения энергии над спонтанно вялыми движениями и предрассудками эгрегориальной массы? О нет, в прядях этого тумана слишком легко потеряться и сгинуть.

Для стабильного существования эгрегору с конкретным архетипом нужны люди, активно с ним взаимодействующие, он должен доминировать в их психоэнергетике, а они должны настраивать людей массы на эгрегор, служить и источником эгрегориальной мощи, и семенем архетипического инструмента.

И эгрегор вполне способен ввести в определенное состояние, захватить собою незащищенных людей.

Причем это не просто увлеченность, заинтересованность или даже очарованность идеей. Нет, ведь увлечься или заинтересоваться для своих полезных целей какой-либо идеей может сам по себе и человек эгрегориальной массы, и человек внеэгрегориальный.

Состояние же эгрегориальной марионетки – это психологически болезненное состояние.

Разумеется, это состояние может быть более или менее тяжелым. И, разумеется, эгрегор может захватить не каждого и не всех, а только тех, которые имеют предрасположенность к такому существованию. Частично такая предрасположенность зависит от личности самого человека и его предпочтений, частично – от жизненной ситуации, в которой он оказался.

Должны иметься предпосылки к тому, чтобы человек видел в архетипическом эгрегориальном инструменте средство, способное удовлетворить все или большую часть его потребностей – как правило, высших.

Начнем с личности. Человек в качестве личности должен испытывать постоянную неудовлетворенность. Это может быть связано с глубокими психологическими комплексами, берущими начало в детстве. Может быть – несчастная судьба. Может – болезнь, беды. Обида на весь мир. Уродство. Ненайденный смысл жизни. Ощущение собственной неполноценности. Страх. Внутренняя пустота. Эскапизм. В любом случае, эти боли внутри личности человека должны быть достаточно глубоки для того, чтобы подчинить себе большую часть его существа – даже если они оказываются, как зачастую бывает, всего лишь временным явлением.

В этой личностной беде эгрегориальная идея нужна человеку не для получения практической, объективной и понятной для него пользы – нет, она нужна, чтобы тампонировать болезненное место в душе. Она ему отчаянно нужна. Без какой-либо удобной сверхценной идеи такому человеку очень больно жить.

Это может быть религиозная идея, прекрасно подходящая для компенсации страхов, обиды и чувства собственной неполноценности. Все «нехорошие» не спасутся, а вот именно он, «правильный» – спасется! Это может быть идея национальная. Все богачи «папуасы», а он, даром что у него в кармане вошь на аркане и блоха на цепи, выше «папуасов», потому что он – чистокровный «монгол»! Это может быть идея политическая: «кто был ничем, тот станет всем». Это может быть любое иное, более экзотическое завихрение и самое причудливое сочетание фантазмов и суеверий.

Вам прекрасно знакомы люди такого типа и их поведение: механические улыбки обходящих дома сектантов, черные платки на иссохших паломницах, бородатые или иным образом декорированные лица надломленных изнутри националистов, суетливые и витийствующие контактеры, бесноватые политические крикуны... Этого добра хватает везде.

Этих людей достаточно легко узнать – и по характерному фанатичному или пустому взгляду, и по двойным моральным стандартам, и по опять-таки характерно резкому усилению энергетики, происходящему только при разговоре на эгрегориальную тему, и по развивающимся дефектам личности.

Но такими они становятся не сразу. Вначале идея поселяется в сознании будущей марионетки, словно живой организм: она поглощает из окружающей среды только полезное для него, отбрасывая остальное. Человек перестает воспринимать реальность там, где она расходится со спасительными для него умозаключениями.

Он все глубже погружается в эгрегориальный мир. А мир окружающий, о котором так хочется забыть, не упускает возможности оправдать наихудшие подозрения погруженного в себя человека. И, хотя он и «монгол» с родословной, «папуасы» все равно живут лучше, и хотя радоваться должен вроде бы только тот, правоверный, кто сертифицированно спасется, почему-то другие тоже радуются жизни и кощунственно «лыбятся», и сектантский рай злые обыватели недолюбливают, а об очередной партии «Все отнять и поделить для любимых главарей» почему-то никто из нормальных людей даже слышать не хочет.

И вот теперь уже жизненная ситуация подталкивает такого человека в «спасительный» для него эгрегориальный мир. И, как мы знаем, носители того или иного подходящего эгрегора не заставят себя ждать. Даже если не искать, они сами подвернутся – на улице, в транспорте, где угодно. И даже могут провести намеренную обработку, «зомбировать», смирить волю, подчинить своему специально обученному адепту, как это делают некоторые секты и иные агрессивные организации.

И вот с этого момента эгрегоры начинают контролировать не только мышление, но и поведение человека. Он начинает жить не ради себя и близких, не ради безусловно полезных свершений и общечеловеческих ценностей, а ради эгрегора и его ценностей.

И за время такой жизни человек все глубже уходит в отрыв от реальности, накапливая ошибки поведения и понимания действительности. Наконец, он может дойти до такого уровня, когда обратно вернуться уже невозможно: взведенная за счет расхождения с реальностью пружина грозит ударить несовместимой с жизнью болью.

Люди, невольно принявшие роль эгрегориальных марионеток, способны на чудеса самоотверженности и самоотречения. Они могут годами работать без всякой оплаты своего труда, стойко переносят тяготы и лишения, они кажутся фанатично преданными идее и отстаивают ее на каждом углу, остервенело атакуют все чуждое, не боятся «ради высоких идеалов» нарушить закон, они способны убить и быть убитыми за идею, поститься до смерти, строить капища в голодной глуши, они даже способны, как шахиды, взорвать себя, лишь бы унести с собой как можно больше тех, кого они сочли врагами.

Это их свойство часто ошибочно понимается как исключительная верность идеалам. Ошибочно.

Никакой «верности идеалам» в здоровом смысле этого слова у марионеток нет и в помине.

Они просто полны решимости во что бы то ни стало избежать нового и нового проявления своей личной боли.

Это, по сути, определенного сорта наркотическая зависимость, только гормоны умиротворения выделяет мозг марионетки под влиянием овладевшей им эгрегориальной идеи. Если перестать игнорировать реальный мир и уйти из мира выдуманного, будет ломка.

Кстати, частично этим можно объяснить, почему ныне культы и религии всех сортов, от сект до вполне легитимных сообществ, с таким увлечением конкурируют за реабилитацию наркоманов. И, заодно, объяснить, почему спасенных из сект людей так тяжело реабилитировать. Ведь у наркоманов уже сформирована зависимость, и при замещении химического вещества идеей они легко, легче, чем в обычных клиниках, отказываются от наркотиков. Вот только зависимость во всей ее мощи не исчезает: просто изменяется объект притяжения.

Любая боль, тяжелый опыт, тюрьма, болезнь, потеря, все, что можно эмоционально отсрочить или затампонировать идеей, – все это предрасположенность к тому, чтобы стать эгрегориальной марионеткой. И чем сильнее была боль, тем более стойкий эгрегориальный солдат из ее пламени выходит.

Поэтому люди в неразумном состоянии эгрегориальных марионеток – это благодатнейшая среда для манипуляции со стороны заинтересованных людей, особенно в пространстве овладевшего личностью эгрегора. Чем в большей эгрегориальной зависимости находится человек, тем меньше он будет прислушиваться к голосу своей совести и тем менее он будет замечать сосуществующую вразрез с общечеловеческими ценностями реальность, особенно в «своем» эгрегоре.

Любое злодеяние, к сожалению, может быть прикрыто эгрегориальной идеей, и совесть фанатика останется безгласна. Вас удивляет, что в религии существует специальный чин на «отделение души от тела», заказываемый в теории по желанию смертельно больного человека (обратим внимание, что не сам человек возносит молитву об этом, а требуется направленное вмешательство иерарха, то есть имеет место осознанное воздействие одного человека, долженствующее ускорить смерть человека другого), и это при признании даже молитвы о смерти и мыслей о самоубийстве греховными, а самоубийства или убийства вообще смертным грехом? Вы удивляетесь, как это при штурме Иерусалима крестоносцами был выдвинут тезис, что следует убивать всех подряд, а Бог на небе разберет, где «свои»? Это рыцарями-то религии, где сказано «не убий» и «прощай врагов своих»? Не удивляйтесь, причины такой этической «гибкости» вы уже знаете.

Ради своего эгрегора резко выраженная марионетка может и будет лгать, воровать, убивать, нарушать все мыслимые и немыслимые правила, как общечеловеческие, так и своего же эгрегора. Все что угодно, лишь бы это было санкционировано эгрегориальными авторитетами и «для блага идеи».

Лишь бы только внутри себя ненароком не отторгнуться от идеи и не принять свою боль обратно в сердце.

Эгрегор полностью управляет трепетной к его позывам марионеткой.

По счастью, это состояние в его максимально яркой форме ненормально для человека и поддается социально-психологической реабилитации. А она в той или иной степени практически неизбежна, – потому, что всю жизнь быть непоколебимой эгрегориальной марионеткой практически невозможно.

Рано или поздно наступает истощение и некоторое просветление. И вот тогда хорошо, если рядом с выходящим из зависимости человеком оказывается кто-нибудь, кто поможет ему выздороветь, а не пересесть на какую-нибудь другую эгрегориальную иглу или на эту же, но уже острее и глубже. Реабилитация необходима, чтобы исправить тяжелые осложнения в виде личностных дефектов.

Но, несмотря на это, более или менее выраженные эгрегориальные марионетки в любом обществе составляют заметную долю от тех десяти процентов эгрегориальной массы, которая формирует направление ее движения – и они очень эффективны в своей миссии, ведь их сопровождают огонь личного фанатизма и синхронизирующая действия людей эгрегориальная мощь.

Состояние эгрегориальной марионетки для человека - опасно. Не говоря о том, что такие люди для эгрегора просто «пушечное мясо», которыми можно легко пожертвовать, эгрегор еще и питается их энергией, ничего не давая взамен, кроме убежденности в ложных выводах о правильности происходящего.

В этом состоянии человек не только тратит свое время и энергию на питание эгрегора. Он вынужден совершать все большие и большие психологические затраты на то, чтобы скрывать от самого себя отличие реальности от того, что он хотел бы видеть. Двойные затраты – на энергоинформационного паразита и на маскировку пустоты внутри.

Поэтому эгрегор высушивает свою марионетку энергетически и истощает психологически. И некогда пламенные жертвы культа, политического или националистического течения в финальном состоянии обычно заканчивают очень похоже – смиренно перебиваясь крохами, чтобы хоть как-то не дать остыть пеплу своей души.

Поэтому, к счастью, состояние зависимости для большинства людей не делается постоянным (если, конечно, у человека достаточно времени и сил, чтобы дожить до окончания кризиса) – и вопрос состоит только в том, сколько вреда претерпел человек за время своего эгрегориального погружения. Вреда для своего социального положения, здоровья, личности. Особенно для личности.

А тот или иной вред будет обязательно – эгрегор использует человека нечестно и несправедливо, смиряя его, превращая в не сомневающийся придаток. Такого не заслуживает не один человек. И не зря одним из признаков гармоничного сообщества является уменьшение в нем количества фанатиков. Чем лучше живут люди, тем умереннее проявляется среди них синдром эгрегориальной марионетки и тем реже случаются тяжелые нервные срывы и временные помрачения сознания.

Человек в болезненном состоянии эгрегориальной марионетки используется эгрегориальной идеей «на износ» и не получает практически ничего взамен, за исключением эгрегориальной координации событий вокруг себя. Он тратит свои силы и на снабжение эгрегора, и на сокрытие реальности от самого себя, вследствие чего ему грозит энергетическое и психологическое истощение.

Но, раз мы столько внимания уделили роли эгрегориальной марионетки, то теперь нам нужно уделить внимание и тем, кто направляет действия людей, находящихся в этом состоянии, кто взводит эгрегориальную пружину.

2.4.3.Человек эгрегориальный – «лидер».

Существует еще одна эгрегориальная роль плотного взаимодействия, на первый взгляд не приносящая находящимся в ней людям такого очевидного вреда, как марионеткам. Это весьма неоднозначная позиция эгрегориального лидера.

Сразу нужно сказать, что одного конкретного лидера можно выделить только в эгрегоре с конкретным архетипом, предпочительнее имеющем какое-то комплексное реальное воплощение. Например, конкретная религия, служба, фирма, общество. Эгрегоры с высоким уровнем абстрактности архетипа также имеют «лидерские» вакансии. Но они рассосредоточены в эгрегориальной массе.

Подчеркну, мы все-таки говорим об эгрегорах, поэтому сразу попрошу вас не путать ту или иную социальную должность, на которой может находиться человек, вроде директора, президента или епископа. Речь идет об эгрегориальной позиции такого человека, которая достигается не получением кресла, а отношением к архетипу, и поэтому совершенно не обязательно эгрегориальная роль совпадает с местом человека в социуме.

Попробуем для начала определить специфику этой позиции с точки зрения эгрегориального цикла – ведь эгрегор и эгрегориальная структура все-таки являются результатом деятельности живых людей. Нам известно, что эгрегориальный цикл возникает как существующий в социальной среде энергооборот между потребностями, с той или иной степенью успешности удовлетворяемыми людьми, и архетипическим инструментом, который предположительно должен этим потребностям удовлетворять.

Предположим, это потребность некоего народа быть защищенным. В качестве конкретного архетипического инструмента будет выступать, очевидно, некая могущественная, информированная, вездесущая и вооруженная организация.

Итак, данный эгрегор должен обладать потенциалом энергии, причем энергии одной из базовых потребностей, в ответ на удовлетворение которой люди ответят чувством благодарности, пригодном уже для компенсации высших потребностей социального пакета.

И, разумеется, больше всего эгрегор получит от эгрегориальной массы. При этом, если учитывать уже разобранную нами полуапатичную роль эгрегориальной массы, такая организация вовсе не обязательно должна непрерывно удовлетворять эту самую потребность какими-либо действиями. Это кажется парадоксом, но ведь в данном случае от народа не требуется никаких действий – от них нужна только потребность, ожидание, надежда – это уже даст в эгрегориальную систему достаточное количество энергии восходящего потока. Созданного образа внутреннего врага вполне хватит, а редкие сообщения о каких-либо леденящих кровь успехах вполне создадут в эгрегориальной массе ощущение безопасности.

Действия архетипического инструмента играют роль как бы активатора/дезактиватора этой энергии – он призван ее контролировать. Обратную связь архетипический инструмент получает в виде преимущественно нисходящего потока энергии.

Итак, фундамент эгрегора зиждется на непосредственном удовлетворении потребности эгрегориальной массы. Без этого фундамента эгрегор не может существовать. Однако только из эгрегориальной массы конкретный эгрегор состоять не может: значительно меньшая часть эгрегориальной массы уже присоединяет к эгрегору свою энергию не только в силу потребности быть защищенными. Это и потребление, и социальный пакет, и экспансия: это те, кто начинают службу. Без них этот конкретный эгрегор не будет существовать. Но, как это очевидно, они от этого не переходят автоматически в иную категорию. Это люди эгрегориальной массы – просто пока чуть более вовлеченные и играющие роли сотрудников.

Внутри эгрегориальной организации происходит постоянное движение энергии, мыслей и людей.

Поскольку, как мы уже говорили, созданная эгрегориальная организация зависит не столько от удовлетворения потребностей эгрегориальной массы, сколько от ее ожиданий, то она внутри себя имеет возможность отшлифовать уже созданный механизм.

Эгрегор начинает действовать подобно сепаратору, выбирая из доступной себе массы людей, наилучшим образом обеспечивающих уже не потребности людей, породившие эгрегориальную структуру, а «интересы» самого эгрегора: увеличение количества энергии и ее поставок.

Появляется спрос на эгрегориальных марионеток. Людей с воспаленно горящими глазами. Именно они выполняют первичное структурирование эгрегориальной структуры. Они соответствуют этой цели идеально, потому что их потребность в эгрегориальном архетипическом инструменте абсолютна и связана только с его наличием. Эгрегориальные марионетки играют роль мотора внутреннего устройства эгрегориального механизма.

Но люди, ни в состоянии эгрегориальной массы, ни в состоянии эгрегориальных марионеток, по естественным причинам не поднимаются излишне высоко в структуре эгрегора. У первых относительно немногое связано с эгрегориальной жизнью и им предстоит пройти еще очень большой путь, чтобы перестать быть человеком эгрегориальной массы, сосредоточив энергию всех своих потребностей на эгрегоре, а вторые просто не видят реальности, важной для выживания эгрегора, им достаточно просто быть «принадлежащими».

Возникает проблема: ни те, ни другие не способны обеспечить полноценное выживание структуры, потому что первые в силу невовлеченности не могут транслировать регулирующие свойства архетипа, а действия вторых в силу их безоглядности отсеиваются самой реальностью.

Отрешимся от событийной кухни социальной структуры, поскольку такими вопросами занимается организационная психология, а нас интересует существование эгрегориальной идеи в коллективном сознании. Каковы же эгрегориальные, психоэнергетические вакансии данного цикла?

Если нарисовать данный эгрегориальный цикл, на верхнем полюсе которого находится архетипический инструмент, а на другом – эгрегориальная масса, то вы обнаружите, что активные сотрудники расположены ближе к «экватору» цикла, а марионетки уже где-то в северном полушарии, еще выше. И эти позиции означают наличие разных отношений с эгрегориальной энергией и архетипическим инструментом.

На нижнем полюсе цикла данного эгрегора дело обстоит так: эгрегор регулирует лишь базовую потребность людей, а эгрегориальная масса – поддерживает стабильную идентичность значения архетипического инструмента в эгрегоре. Это взаимовлияние затрагивает компоненту восходящего потока и, соответственно, потока нисходящего.

Но вот на уровне рядовых сотрудников эгрегор уже обеспечивает автоматическое удовлетворение некоторых базовых потребностей, причем не только в безопасности. Взамен он регулирует удовлетворение части потребностей высшего уровня, тогда как сами сотрудники частично влияют на осуществление роли архетипического инструмента.

На уровне марионеток и продвинутых сотрудников: еще большее число базовых поребностей удовлетворяются автоматически, и, одновременно, потребности их, в основном - высшего уровня, регулируются эгрегориально, а они сами еще мощнее влияют на функциональность архетипа.

А на верхнем полюсе – эгрегор вообще влияет только на удовлетворение потребностей высшего уровня, так как именно они могут надстраиваться вариациями, а базовые потребности в этом состоянии и без того удовлетворены с избытком.

Находящийся вверху нашей схемы человек обеспечивает функциональность архетипического инструмента для всей эгрегориальной массы. И этот человек называется - эгрегориальным лидером.

Разумеется, у каждого значительного эгрегора лидер не один, они формируют некую иерархию и совершенно не всегда их эгрегориальная роль должна сопровождаться какой-либо официальной должностью. Социальная и эгрегориальная структуры не обязательно, да еще с точностью, совпадают.

Справедливее даже сказать, что функция эгрегориального лидера даже у эгрегора с конкретным архетипом «размазана» по структуре эгрегора, находя свое максимальное выражение наверху, но так или иначе, в ослабленной форме, распространясь «вниз», на его функционеров.

Обратите внимание, что в случае с данным эгрегором по мере сдвига позиции человека к архетипическому полюсу цикла количество и качество удовлетворяемых эгрегором потребностей возрастает, а вот психоэнергетическое влияние самого эгрегора на человека смещается от базовых к высшим потребностям. Это очень важно понимать.

Эгрегориальный лидер, даже если он не умеет пользоваться психоэнергетическим потенциалом эгрегора – человек безусловно могущественный.

Поскольку он фактически определяет функциональность архетипического инструмента, то его активное движение вызывает освобождение очень больших количеств эгрегориальной энергии, исходно на нем сосредоточенной. И, поскольку он сосредотачивает на себе весь архетипический потенциал, то его фигура сама по себе воздействует на мышление других людей подобно самому архетипическому инструменту.

Социальное движение вокруг эгрегориального лидера подвергается плотнейшей эгрегориальной координации, можно даже сказать, что там, куда вторгается эгрегориальный лидер, нормальное течение жизни нарушается и начинается представление эгрегориального театра.

Эгрегориального лидера в обществе людей эгрегориальной массы можно сравнить с ослепительно сияющим слоном в посудной лавке.

Благодаря такому ослеплению (и не без участия эгрегориальных марионеток) фигура эгрегориального лидера в различной степени сакрализуется и воспринимается менее критично, чем должна была бы восприниматься без участия эгрегора.

Чтобы понять уровень этой незаметной сакрализации действующего эгрегориального лидера, попробуйте представить какое-либо высокое лицо, извините, на горшке – и сравните, насколько это выходит труднее, чем представить себе в таком положении соседа по лестничной площадке. Точно такой же эффект наблюдается и в иных аспектах, поэтому взгляд из толщи эгрегориальной массы склонен идеализировать эгрегориального лидера.

Разумеется, каждое препятствие на пути эгергориального лидера вызывает значительное энергетическое противодействие – ведь блокирован путь архетип-масса или масса-архетип. Это зачастую расценивается как мощность самого эгрегориального лидера – но это неверно, потому что мощность принадлежит не человеку и его воле, а эгрегору и его реакции.

Но само явление также вносит свой вклад в собирательный образ эгрегориального лидера. Частным случаем описанного является т.н. эгрегориальная защита лидера: психоэнергетические атаки на него также вызывают противодействие всего эгрегора. Опять-таки кажется, что этот энергетический запас является свойством самого человека. Однако легко видеть, что подобная точка зрения не слишком верна.

Правда заключается в том, что в том случае, если лидер не защищен от «своего» же эгрегора, не обладает осознанными навыками взаимодействия с эгергором и не находится по каким-либо иным причинам во внеэгрегориальной позиции – то не лидер управляет эгрегором, а эгрегор управляет лидером.

Если учитывать позицию лидера на рассмотренном нами эгрегориальном цикле, то это становится совершенно очевидным.

Взаимоотношения эгрегора и эгрегориальной массы довольно прозрачны, и в общем-то эгрегориальная масса и ее потребности имеет с архетипическим инструментом более-менее удовлетворительный набор обратных связей, хотя и управляемый до определенной степени самим эгрегором.

Но на том уровне, на котором находится эгрегориальный лидер, у него нет никакой связи с эгрегориальной потребностью, создавшей его энергоинформационную структуру. Его базовые потребности полностью удовлетворены, даже в избытке – и чтобы он в отсутствие жесточайшего контроля ощутил принуждение с этой стороны, эгрегор должен оказаться на грани выживания, чего на практике никогда не происходит, потому что раньше случается вынужденная смена лидера.

В ситуации, в которой оказывается лидер данного эгрегора, он оказывается под эгрегориальным управлением несколько другого сорта, чем люди эгрегориальной массы – он удовлетворяет свои высшие потребности социального пакета: такие, как власть, признание, самосовершенствование. И это имеет сразу несколько следствий, как для самого лидера, так и для эгрегориальной массы.

Во-первых, каждый человек действует исходя из собственных потребностей, и потребности лидера, удовлетворяемые им на его позиции, не имеют ничего общего с потребностью эгрегориальной массы.

Этим объясняется, в частности, общеизвестный феномен, что руководитель той или иной крупной структуры, имеющей эгрегориальный оттенок, в особенности выборный на длительный срок или назначенный высоким начальством, обыкновенно делает очень немного для работы самой структуры, видимой с позиции эгрегориальной массы, но значительно больше для самого себя и развития своей позиции.

Неудивительно: ведь потребности разные и что бы не декларировал глубокоуважаемый эгрегориальный кандидат электорату (аналогия уместна, потому что позиция эгрегориального лидера это не должность, а как раз энергия, внимание прочих участников эгрегора), верить ему можно только настолько, насколько он находится в том же положении, что и избиратели. К примеру, угроза тотальной инфляции – здесь все могут оказаться на равных условиях. Но в обычной ситуации все остальное – это слова. Не обязательно злонамеренная выдумка, обман избирателей. Нет.

Вне зависимости от того, верит кандидат на эгрегориальную позицию своим словам или не верит – он находится в ином положении, чем электорат и из тех же самых фактов сделает совершенно другой вывод. Невольно. Иные потребности и иная позиция в исполнении лидера, не имеющего защиты от «своего» эгрегора, приведут к неожиданному для поверхностной эгрегориальной логики результату.

Именно поэтому тайная полиция в истории так часто превращается из теоретического инструмента обслуживания населения в инструмент его подавления.

Во-вторых, эта самая позиция, и сама потребность незащищенного лидера, как уже было отмечено, находится под эгрегориальным управлением. А потребности эгрегора вы прекрасно знаете. Больше энергии и надежнее ее поставки. При этом потребности лидера рассматриваемого нами примера, безусловно, высшие, группы социального пакета. Под управлением именно они – и поэтому незащищенный лидер, вне зависимости от побочных приобретаемых им благ, стремится не столько сделать свою структуру надежной и эффективной по отношении к потребностям массы, сколько административно неуязвимой и максимально влиятельной.

Эгрегор существует в энергетическом довольстве и без лидера – что же еще остается предложить делать лидеру, чем он будет занят? А будет он захватывать новые территории для эгрегора, атаковать все постороннее, не особенно озираясь на тот смысл эгрегора, который открывается с позиции эгрегориальной массы.

Здесь уместно вспомнить изречение относительно того, что любая власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно. В общем-то, вывод справедлив. Но, с точки зрения эгрегора, лидер лишь пытается выполнить функцию его развития.

И, в-третьих, если присмотреться, то позиция незащищенного эгрегориального лидера обнаружит всю свою незавидность. Он полностью зависим в удовлетворении своих базовых потребностей от эгрегора. Он несвободен в своих практических действиях. Казалось бы, делай свое дело и наслаждайся преимуществами должности – но нет, ведь высшие потребности остаются неудовлетворенными и находятся под эгрегориальным управлением, они непрерывно стимулируется.

То есть «счастья» эгрегориальный лидер видит не больше, а, возможно, даже и меньше, чем человек эгрегориальной массы. А не двигаться в подсказываемом эгрегором направлении он также не может – ведь эта идея тут же придет в голову какому-либо из второстепенных лидеров, который станет набирать все большее влияние.

И, наконец, риск для эгрегориального лидера очень велик: ведь он во всем своем жизнеобеспечении зависит от эгрегориальной структуры.

Появление нового лидера оставит его у разбитого корыта – а заменяется лидер куда легче, чем остальные эгрегориальные участники, от которых зависит объективное функционирование эгрегориальной структуры.

Свято место пусто не бывает – отсюда и крайняя зависимость незащищенного лидера от «своего» эгрегора, и удивительные этические выверты, на которые лидер может пойти ради «всеобщего блага».

Таким образом, несмотря на особенности, представляющиеся весьма соблазнительными с позиции человека эгрегориальной массы, роль незащищенного эгрегориального лидера в экзистенциальном смысле даже менее выгодна, чем роль эгрегориальной марионетки: сделать он может «от себя» довольно мало, при разрыве с эгрегором лидер теряет не только в удовлетворении высших потребностей, но и базовых, его мышление настолько приспосабливается к эгрегору, что становится узким, он постепенно утрачивает моральный потенциал и отбрасывается эгрегором даже легче, чем марионетка.

Фигура эгрегориального лидера, в том случае, если он не обладает защитой от влияния эгрегора, весьма неоднозначна: автоматическое удовлетворение базовых потребностей, огромный энергетический потенциал, полагающаяся по существу позиции сакрализация и аура могущества сочетаются с несвободой в действиях, вынужденностью мышления, и, в конечном счете, - неудовлетворенностью высших потребностей вместе с практической невозможностью удержать эгрегор в рамках его цикла.

По сути, незащищенный эгрегориальный лидер – это лишь дорогостоящий в обслуживании картридж, расходный материал эгрегориального общественного развития, картонная фигура энергоинформационной цивилизации.

Конечно, роль эгрегориального лидера в защищенной позиции выглядит по-другому, но об этом разговор пойдет позднее.

Нам осталось разобрать еще одну эгрегориальную позицию, вред от которой для личности может быть более внушительным, чем у марионетки или лидера.

.

.

.

.

2.4.4.Человек эгрегориальный – «шатун».

Человек эгрегориальной массы, хотя и используется всеми наличными эгрегорами, сохраняет свою целостность и осмысленность жизни. Марионетка не может обойтись без эгрегора по собственным, от эгрегора не зависящим причинам. Лидер, хотя и зависит от эгрегора тотально, в ходе игры своей роли имеет возможность воспользоваться своим положением и извлечь из него достаточное количество практических выгод, теоретически способных впоследствии скрасить отставку.

Однако в эгрегориальном мире имеется еще одна позиция – когда человек вполне эгрегориален, но его характер взаимодействия с эгрегорами малопредсказуем. Эгрегориальный «шатун».

Это не слишком многочисленный класс людей, да и сама эта эгрегориальная роль может иметь разную степень тяжести, однако ее существование нужно учитывать. Для такой позиции человек должен иметь довольно специфический психологический портрет: это, как правило, люди достаточно активные, талантливые, неглупые. Но увлекающиеся.

О них можно сказать, что они находится в постоянном поиске – и в силу активной жизненной позиции «пробуют себя» в самых разных областях. Такой образ жизни имеет несомненное право на существование – если бы не то обстоятельство, что человек вступает в очень плотные отношения с эгрегорами.

В наиболее общем случае ситуация выглядит так: человек, оказываясь на очередном жизненном перепутье, увлекается какой-либо идеей. Первое такое перепутье может возникнуть еще в молодости, по самым разным причинам, но основной его чертой являлось то, что человек ощущал себя достаточно свободно и самый первый раз выбрал для себя область, скорее интересную, чем необходимую.

Напоминаем, что человек достаточно талантлив. Поэтому он достаточно быстро проходит путь от массы до эгрегориального функционера с той или иной степенью лидерства (в ряде случаев проходит и фазу марионетки).

При этом он незащищен и поэтому претерпевает значительное реформирование мышления – на него в полной мере распространяются все уже описанные нами эгрегориальные эффекты. Он думает, как то велит эгрегор, он совершает эгрегориально полезные действия, получает эгрегориально адекватный опыт, он психоэнергетически ретранслирует эгрегориальные проявления... Словом, все вроде бы для эгрегориального человека в порядке.

Когда бы не одно «но». «Шатун» вступает во взаимодействие с эгрегором совершенно не потому, что являлся носителем эгрегориальной потребности, как это делает человек эгрегориальной массы, не потому, что у него есть болезненные комплексы, как у марионетки и не потому, что он видит себя эгрегориальным лидером.

Вне зависимости от питаемых им иллюзий и актуальных для него самообъяснений потребность у него одна: это интерес, получение информации, примеривание на себя ролей. Та самая базовая потребность из группы экспансии, которая может быть универсально удовлетворена при помощи множества эгрегоров.

Соответственно, шатун вступает в эгрегориальные связи не по принципу необходимости, а по принципу новизны для себя, даже если он этого сам и не понимает. И, спустя некоторое время, он неизбежно эти связи рвет. Познание одного эгрегора, совершаемое в роли шатуна, не может быть бесконечным. Это происходит тогда, когда фактор принципиальной новизны эгрегориальных событий уже перестает работать, потребность поддерживать определенную логику поведения исчезает. Эгрегор теряет власть, энергетическая насыщенность связей уходит, можно сказать, «естественным образом».

Происходит «выгорание» человека в его позиции, тем более тяжелое, чем меньше он осознает причину потери интереса. Он вновь оказывается на перепутье. Но ведь потребность в новизне не может быть никогда удовлетворена до конца. «Шатуну» нужен новый эгрегор. Он разыскивает себе новый, и новый, и новый – эти периоды могут длиться от месяцев до лет. Так и проходит жизнь – или ее приличная часть. Причем, в общем-то, насыщенно и интересно.

У этой позиции есть свои плюсы, но достаточно и минусов. И минусы эти связаны и с собственно эгрегориальным влиянием, и с обычной социальной логикой.

Прежде всего, поскольку шатун очень искренне и активно настраивается на эгрегор, то и эгрегор не остается в долгу – и эгрегориальное использование человека в этом случае может быть почти таким же интенсивным, как у марионетки.

Затем, в силу той же самой открытости, реформирование мышления человека со стороны эгрегора зачастую оказывается весьма стремительным, и получаемый им опыт часто отражает эгрегориальное виденье мира в значительно большей степени, чем реальность.

Более того, при переходе в другой эгрегор, этот опыт становится малоактуальным – и еще более того, этот переход сам по себе нелегок, потому что шатун является носителем предыдущей эгрегориальной идеи и при переходе создается как бы «сшивка» эгрегориальных областей чреватая эгрегориальным конфликтом.

И, не в последнюю очередь, нужно упомянуть, что эгрегориальная деятельность такого человека не удовлетворяет всех его потребностей и не ведет к достижению его целей во всей их сложности, – она подчинена только желанию новизны и велению эгрегоров.

При этом его не касаются и эгрегориальные плюсы. Как известно в среде профессиональных психологов, эгрегориальность обретается именно в служении, а не в воображении.

Поэтому воображаемая эгрегориальность имеет только лишь воображаемую силу.

Эгрегориальные минусы позиции шатуна уже нам знакомы: это потеря времени, сил, получение малополезного в дальнейшем опыта, дефицит сил и времени для полной самореализации. Это по существу инфантильный вариант существования.

Со стороны социальной такая позиция также незавидна. Как правило, разрыв эгрегориальной зависимости у шатуна сопровождается отрицанием, отбрасыванием эгрегориального багажа и целого набора социальных связей.

Зная психологические свойства человека, можно предположить, что чем резче и активнее было включение, тем больше отрицания при отключении: чем сильнее очарование, тем глубже разочарование.

Соответственно, чисто практическая польза усилий шатуна в долговременной перспективе снижена даже по сравнению с эгрегориальной массой.

И, наконец, такой образ жизни не позволяет человеку накапливать социальные достижения – да и как это возможно сделать, ведь опыт-то противоречив и завоевания предыдущего этапа не обязательно нужны на следующем?

Просто представьте себе человека, который решил разводить рыбу, и выкопал пруд, но едва рыба завелась, как он переключился на плетение соломенных шляпок, а затем, сплетя пару штук, ушел поддерживать революцию, а потом с середины вернулся и стал дрессировать собак...

И вот, через годы, он имеет заросшую яму пруда, кучу гнилой соломы в сарае, повестку в суд за непобедный бунт и пару грустных туповатых кобелей. Это уже не обилие увлечений – это потраченная жизнь. И все.

Он каждый раз живет как бы в новой жизни, начиная все заново и не имея возможности воспользоваться багажом предыдущей.

Позиция эгрегориального шатуна обладает всеми минусами эгрегориального положения, отягощаясь отсутствием последовательной преемственности знаний, навыков, внутреннего опыта и социальных достижений.

Итак, мы с вами рассмотрели возможный спектр эгрегориальных ролей человека.

Пришло время для предварительных выводов.

Разумеется, исследованные нами позиции не обязательно должны быть выражены так же четко, как цвет паспорта и быть категоричными.

Гораздо чаще, даже анализируя одного и того же человека и его взаимосвязи с различными эгрегорами, мы можем обнаружить все эти позиции в разной степени выраженности и в разных сочетаниях.

Но, несмотря на некоторые своеобразные плюсы, которые несет с собой та или иная позиция, все они обладают рядом общих минусов: это неэффективная для личности трата энергии и времени жизни, неполная свобода и недостаточная эффективность мышления вместе с практической зависимостью от эгрегориальных структур с их судьбами.

Теперь поставим вопрос так: какие позиции могут позволить каждому человеку избежать описанных минусов – и в то же время при необходимости использовать эгрегориальные плюсы?
2.4.5.Человек внеэгрегориальный – «исследователь».

Итак, с чем же связаны эгрегориальные минусы? Мы это рассмотрели достаточно подробно. Все они связаны, прямо или косвенно, с тем, что эгрегор обладает способностью воздействовать на человека помимо его сознания. Таким образом, даже если человек выполняет ту или иную задачу, обладающую эгрегориальным подтекстом, осознанно - эгрегор словно редактирует мышление человека, накладывает «фильтр» на восприятие и поведение.

Этот фильтр и приводит к трате времени, энергии и усилий в эгрегориально обусловленном направлении. Часть действий человека направляется не на его цели.

Причем, со временем, противоречия между персональными, истинными целями человека, продиктованными его личностью самой по себе и целями, продиктованными эгрегориальным стандартом, вскрываются, и человек сам осознает, что время ушло зря, так как реальность была скрыта иллюзорным миром энергоинформационых паразитов.

С другой стороны, у любого эгрегора есть и плюсы, которыми любому здравомыслящему человеку хотелось бы воспользоваться – это и энергозапас, и ценность информации, это и координирующее влияние на социальные движения, и направленная психоэнергетическая поддержка, это и вездесущесть..., да всего и не перечислить.

Отличные вспомогательные средства для реализации любой идеи! Хотелось бы, конечно, избежать минусов и удержать плюсы. Только вот сделать это, по здравому размышлению, оказывается довольно затруднительно из-за простого парадокса: пока не вступишь с эгрегором в энергообмен, плюсов не получишь. Как только вступишь с эгрегором во взаимообмен, получаешь все минусы. Они, эти самые минусы, получаемые на протяжении короткого времени, не так уж и страшны, за исключением эгрегориальной окраски темы контакта. Но ведь минусы сохраняются столько времени, сколько человек будет работать с эгрегориальной идеей.

Нельзя ли каким-либо образом попытаться этого избегать по собственному желанию? Опять затруднительно. Предположим, мы обладаем колоссальной внутренней дисциплиной и очень четко успели заметить, какие оттенки придает нашим мыслям данный конкретный эгрегор (ну, примерно так же, как мы это делали в эксперименте, когда проверяли эгрегориальное влияние на мысли). И теперь пытаемся четко отфильтровать, удалить эти оттенки из наших рассуждений. Не выйдет по той простой причине, что мы не можем знать, каково окажется влияние эгрегоров на нашу следующую мысль, логически связанную с этой. Вновь возникает эгрегориальный канал.

Хорошо, попробуем вычленить эгрегориальное влияние и для компенсации создать идею с противоположным оттенком понятий. Во-первых, не выйдет, так как что такое «противоположный оттенок», к примеру, по отношению к понятию «копченый»? Наш мозг так не работает. Во-вторых, при удаче, это просто будет другой эгрегор. В-третьих, даже если это не будет другим эгрегором, то тогда ни единого эгрегориального плюса нам не видать, как своих ушей.

Попробуем еще один вариант, зачастую рекомендуемый мистически настроенными и потому чрезмерно оптимистичными товарищами: все бросить и временно «встать» под какой-либо «высший» эгрегор. Правда, мы уже знаем, что «высших» эгрегоров, которые всем заправляют, быть не может – просто на каждом из уровней и в каждом аспекте реальности доминирует какой-либо эгрегор, причем время его доминирования решается ситуационно, а энергетический состав и того непредсказуемее... Мы просто возьмем эгрегор с каким-либо достаточно высоким архетипическим инструментом или очень мощный энергетически – по сравнению с идеей, с которой мы намерены поработать.

Опять-таки при таком временном подключении ничего не выйдет – просто наша идея и наше мышление, кроме влияния одного эгрегора, подвергнется влиянию как минимум двух. Кроме того, что наше мышление от необходимости одновременного соблюдения сразу двух стереотипов станет уж совсем «витиеватым». Вероятнее всего в окружающем мире от этого действия проявится координация более мощного эгрегора. Никакой целевой эгрегориальной кооперации, никакой целевой поддержки для нашего маленького. Еще более грустные результаты получаются при попытке использования сплошного потока всех эгрегоров, он же «поток универсума», сразу же закрепляющего человека в положении человека эгрегориальной массы.

Опять-таки, в любом случае мы не получим ничего из вожделенных плюсов для реализации нашей идеи. Может, попробовать самым четким образом контролировать собственное мышление? Не выйдет, технически невозможно, объем и другие свойства внимания недостаточны. За всем не уследить. Да и эгрегориальное влияние заметно не более, чем электрический свет единственной не выключенной лампочки в ярко освещенной солнцем комнате. Увы.

Научиться ощущать эгрегориальное воздействие, обучиться психоэнергетическим приемам и каждый раз, когда хочется подумать, блокировать его? Научиться ощущать – можно, и довольно просто. Но каждый раз блокировать? Нонсенс, потому что это можно сделать, только если помнишь внеэгрегориальное состояние, а раз ты решил блокировать эгрегор ради какой-то мысли, значит, ты уже эту мысль продумал и, соответственно, уже имеешь эгрегориальный контакт...Задача, как видим, сложная. Как «рекомендовал» Л.Н. Толстой в его повести «Детство»: «Встать в угол и не думать о белом медведе». (34)

Эгрегориальные плюсы возникают при эгрегориальном контакте, и при нем же возникают минусы. Однако минусы возникают для мышления непроизвольно – тогда как условия для возникновения плюсов можно создать сознательно. И вот здесь – есть выход.

Да, для него потребуется тренировки и четкость навыка. Да, для него нужно понимать природу эгрегориального мира. Зато – да, здесь можно использовать эгрегориальные плюсы без минусов. Для этого необходимо встать в исходно внеэгрегориальную позицию. Это одновременно и просто и сложно. Конечно, следов эгрегориального присутствия – потому что мы, как-никак, всю свою жизнь накапливали опыт в присутствие эгрегориального воздействия - не избежать.

Но зато можно начать здесь и сейчас – таким образом остановив дальнейшее влияние энергоинформационных паразитов на собственное мышление. Это действие одновременно даст и возможность мыслить независимо, и освободит значительное количество времени, и позволит, при необходимости, создавать условия для возникновения эгрегориальных плюсов.

А вот как достигнуть этой позиции? Это совершенно отдельная, хотя и решаемая задача.

В принципе, борьба с иллюзией в той или иной степени является темой довольно большого количества практик. Это и йога, и буддизм, и их многочисленные ответвления. Несмотря на действительно хорошие результаты, путь, предлагаемый этими внутренними дисциплинами, очень долог, хотя и включает в себя множество полезных для приверженцев этих течений практик, являющихся, правда, совершенно излишними в рамках решения задачи внеэгрегориальности.

В определенной степени внеэгрегориальность достигается людьми, всю жизнь посвятившими какой-либо одной идее. В этом варианте человек действительно может достичь внеэгрегориального положения, относительно всех идей, кроме одной, служащей ему защитой – но только при условии, что сама по себе защищающая идея не имеет конкретного эгрегориального инструмента или слишком редка, чтобы обладать значительной энергетической массой. Хотя, по большому счету, полезный эффект от такой позиции может иметь место быть, недостатки очевидны. Первый и самый главный из них – это необходимость подчинить такой идее всю свою жизнь, все свои мысли.

И, наконец, очень редко, на свете появляются люди с настолько обостренной чувствительностью, что они обладают естественным рефлексом защиты от эгрегориального влияния. Но это, вероятно, никогда не станет распространенным явлением природы. Да и чтобы добиться максимальной выгоды от внеэгрегориальной позиции, просто «чувствовать» мало. Нужно еще четко преследовать собственные интересы, знать их отношение к реальности и понимать, что происходит на психоэнергетическом уровне.

Как мы уже говорили, эгрегориальное воздействие основано на психоэнергетическом влиянии людей друг на друга. Буквально – в процессе общения людей они непроизвольно влияют на состояние друг друга, причем этот процесс несет в себе значительное количество информации, помимо осознания воспринимаемой собеседником и непроизвольно же связываемый им с сознательно полученной информацией.

Соответственно, при воздействии эгрегора происходит изменение состояния человека, индуцированное непроизвольно воспринятой энергетикой собеседника.

Стоит стать недоступным для энергетического влияния окружающей среды – воздействие эгрегора блокируется.

Только вся соль в том, чтобы такая недоступность существовала «по умолчанию». Иными словами, закрываться от воздействию «по желанию» - не годится, технически не получится. Наоборот, нужно сделать так, чтобы существовала возможность открываться эгрегориальному воздействию по желанию, в остальное время пребывая недоступным для влияния со стороны.

Это осуществимо точно также просто как мы сохраняем равновесие стоя или катаясь на велосипеде, не прилагая к этому ни малейших сознательных усилий. Дело в том, что наша психика стремится поддержать гомеостаз, неизменность, независимость от внешней среды. Иными словами, любое постороннее воздействие, регистрируемое в области телесной проекции и вызванное осознанно не воспринимаемой причиной, для нас неприятно и автоматически корректируется. Только и всего.

Однако, при такой простоте, постановка подобной, своеобразной «защитной оболочки» является по своему принципу уникальным в своей универсальности приспособлением – после установки этой конфигурации благодаря подсознательно накапливаемому опыту она непрерывно совершенствуется, тренируется навык отсекать все более сильные и все более слабые воздействия, и т. п.

Мы не будем подробно останавливаться на многочисленных полезных эффектах техники защитной оболочки – они изложены в соответствующих практических пособиях, упомянем только, что эффект от ее установки на первый взгляд действительно воспринимается как чудо: это и удивительно возросший объем продуктивного мышления, и четко ощутимое исчезновение постороннего психологического воздействия, в том числе резкое повышение критичности по отношению к воспринимаемой информации, особенно ясно отмечаемое при просмотре рекламы, улучшение психосоматического здоровья, - всего не перечислить...

Для того, чтобы почувствовать, как это – когда эгрегориальное воздействие отсутствует – нужно создать защитную оболочку и почувствовать возвращение обычно отнимаемых эгрегорами жизненных сил. Слова здесь мало чем помогут – за меня все скажет мир, увиденный вами таким, какой он есть без эгрегориального фильтра. Вы все сами поймете. Чего мы добиваемся, встав во внеэгрегориальную позицию? Прежде всего, мы добиваемся отсутствия эгрегориальных минусов. Это означает, что в любой момент времени мы можем воспринимать ситуацию такой, какая она есть в реальном воспринимаемом нами мире и так, как диктует это наша свободная личность.

Вследствие этого любое внешне явление делается для человека не подавляющим. Появляется возможность не «прилипать» к паразитической эгрегориальной реальности, погружаясь в бесконечно разнообразные аспекты иллюзий, а видеть ее проще: брать то, что необходимо именно нам и пользоваться теми закономерностями, которые нам полезны.

Появляется возможность видеть мир не с позиции фигуры на шахматной доске, а с позиции игрока, видящего доску целиком. Выгоды такого положения дел очевидны. При этом эгрегориальные плюсы также оказываются доступными! Ничто не мешает вступать с любым эгрегором во временное взаимодействие, направить его энергию на решение нужной задачи, воспользоваться эгергориальной координацией событий. И полностью сохранить свободу мышления – взаимодействовать с эгрегором не как «зомби», а как свободный гость, партнер. Внеэгрегориальная позиция позволяет использовать эгергориальные проявления нашего мира как полезнейшие приспособления, пребывая с открытыми глазами. Именно то, что нужно.

Один из очень важных эффектов внеэгрегориальной позиции заключается в том, что только с этой позиции эгрегор становится действительно полезным инструментом – как для отдельного внеэгрегориального человека, так и для нескольких внеэгрегориальных людей, решающих общую задачу.

Действительно, если несколько таких людей кооперируются для достижения какой-либо цели, то ничто не мешает им воспользоваться психоэнергетическими навыками и сформировать общую сеть – конструкцию эгрегориальной природы. Эта сеть может даже усложняться, развиваться, приобретать все больший масштаб, объединять значительные массы людей и взаимодействовать с людьми эгрегориальной массы – словом, вести себя как настоящий эгрегор. С одним «но» - этот эгрегор не способен действовать на его создателей и защищенных участников помимо санкции их сознания.

Как только он начинает проявлять собственные, эгоистические интересы – что вполне естественно для конструкции эгрегора с его природой – происходит автоматическое блокирование этой тенденции. Соответственно, его развитие происходит для внеэгрегориальных участников сугубо в рамках его полезности. И вот тогда, для внеэгрегориальных людей, эгрегор – уже не энергоинформационный паразит, а полезный общественный психосоциальный инструмент, позволяющий его создателям воспользоваться всеми своими плюсами. Он не подчиняет, а служит. Как и должно быть.

Внеэгрегориальная позиция позволяет объективно исследовать окружающий мир и взаимодействовать с ним, эффективно используя все преимущества эгрегориального механизма, сохраняя при этом личностную свободу не индуцируемого мышления.

Однако, как несложно видеть, позиция внеэгрегориального исследователя еще не реализует в полной мере все преимущества, которые можно извлечь из сложившейся ситуации. Да, исследователь не зависим от эгрегоров. Да, он более свободно взаимодействует с миром и накапливает опыт и знания, не искаженные эгрегорами. Да, он может использовать некоторые их естественные преимущества, как инструмента.

Несложно представить себе обстоятельства, когда внеэгрегориальный человек имитирует позицию эгрегориальной массы, наслаждаясь свободой и используя освободившееся время для себя и своих близких. Несложно представить себе и условия, когда внеэгрегориальный исследователь занимает место эгрегориального лидера, причем в этой позиции он будет более эффективен, чем лидер, подчиненный эгрегору. Это легко.

Но из позиции внеэгрегориальной можно извлекать куда больше преимуществ. Ведь как только разум человека стал недоступен влиянию эгрегоров, он может применять психоэнергетические навыки уже для того, чтобы эксплуатировать весь эгрегориальный, - безбрежный, - потенциал.

И любой человек может этого достичь – потому, что он обладает разумом, а эгрегоры – нет.

Достижению этой позиции и посвящена наша книга.
2.4.6.Человек надэгрегориальный – «игрок» энергоинформационной цивилизации.

Итак, попытаемся для начала определить, какими выгодами эгрегориального мира можно воспользоваться и в каких целях, что для этого нужно уметь и какие условия необходимо создать, чтобы этот способ взаимодействия с миром стал постоянным статусом.

Прежде всего позиция внеэгрегориального игрока подразумевает, помимо базовой защищенности, владение целым рядом психоэнергетических навыков, позволяющих активно вмешиваться в события эгрегориального ряда на основе управления и координации всеми эгрегориальными эффектами энергоинформационных явлений.(6)

Ничего недоступного для каждого человека. Какие возможности при этих условиях открываются и главное, поскольку мы говорим о социальных навыках, зачем они могут быть применены? Разумеется, возможности, которые я буду раскрывать – это лишь примеры реализации определенных принципов управления энергоинформационной реальностью.

Начнем с людей, потому что вся наша социальная жизнь – это, так или иначе, - взаимодействие с людьми. В обычной ситуации мы имеем дело с представителями эгрегориальных ролей. Естественно, сам процесс взаимодействия сводится к тому, чтобы заключить какое-то соглашение, выгодное обеим сторонам.

Но вот тут нас и подкарауливает первая проблема. Мы разговариваем с человеком, в надежде добиться от него адекватных беседе мыслей и действий. Единственным инструментом для нас выступает общение и более-менее общее понимание реальности... Позвольте, какое такое более-менее общее? Ведь их восприятие складывается из ваших слов, их предпосылок – и влияния их эгрегора!

Причем эгрегориальное влияние куда мощнее, чем ваши слова. Более того, эгрегор проявляет свою координирующую деятельность и прямо через эгрегориального человека на вас лично, оказывая влияние на событийный ряд в целом. Полагаю, вам знакомы такие ситуации: вы разговариваете с человеком, и по мере изложения он перестает видеть предмет разговора, его взор потухает, он тонет в «собственном», неведомом вам и необъективном понимании контекста; вы пытаетесь изложить вопрос доходчиво, и вдруг понимаете, что звучите совершенно неубедительно, слова куда-то пропадают; вы подходите к интересующей вас (то есть высокоэнергетической, как не крути) теме, и телефоны на столе у вашего собеседника взрываются звонками, а в дверь начинают ломиться всякие люди... Знакомо? Вариантов тысячи, суть одна.

Что можно поделать с таким эгрегориальным эффектом? А многое, в зависимости от цели. Можно просто временно прекратить эгергориальное влияние на собеседника, обеспечив его ситуационную доступность и вменяемость. Это реально выполнить, временно блокировав доступ эгрегора, а можно и переключить на интересующий вас. Можно помочь человеку сместиться на другую эгрегориальную роль.

Кроме того, поскольку собеседник находится в определенной эгрегориальной позиции, вы можете, управляя эгрегориальным присутствием вокруг него, добиваться нужного поведения. Как сказал один мой знакомый психолог: «Не дают визу? Просто связываешь выдачу визы с желаемой функционером эгрегориальной позицией. Дальше все понятно: не может же он наказать самого себя».

Таким образом, эта область деятельности доступна для человека широчайшим образом. Но перспективы - гораздо шире. Ведь совершенно необязательно сосредотачиваться именно на самих людях. Можно взаимодействовать с эгрегорами напрямую. Данная возможность открывается в тот момент, когда человек обучается произвольно и четко осознанно открывать себя энергетически регулируемому взаимодействию с тем или иным определенным эгрегором и так же осознанно отключаться.

Этот навык позволяет осуществлять четко тестировать эгрегоры на предмет архетипической их принадлежности, а также их энергетики, причем нет необходимости подвергаться влиянию эгрегоров длительное время. Намного проще: наметил, открылся, оттолкнулся, закрылся, принесло к следующему, наметил, открылся, притянулся... и так далее. Обычно такое движение со сменой межэгрегориальной позиции доступно человеку только в воображении, со всеми минусами и огромными затратами времени и сил. Из внеэгрегориальной позиции оно достижимо очень легко и практически не требует затрат.

А ведь весь наш социум испытывает эффекты интерференции эгрегориальных полей, поэтому простые навигационные приемы позволяют с легкостью управлять и собственной (или кого-либо другого) социальной позицией. То есть, к примеру, при желании можно стать лидером коллектива, не затрачивая организационных усилий.

Но и это еще не все: разумеется, при помощи подобного приема можно пользоваться эгрегориальным энергетическим запасом, направляя его энергию для собственных целей. Эгрегор чего угодно при правильном подходе вполне может обеспечить запасом сил и вас, и вашу фирму, и вашу семью. Условие произвольного подключения-отключения в сочетании с простыми навыками позволяет формировать эгрегориальные фокусы, и далее взаимодействовать с ними как с отдельными психоэнергетическими объектами, полноценными квинтэссенциями «живых» эгрегоров.

А это уже означает открытие возможности эгрегориального переключения людей при наложении этих фокусов на их психоэнергетическую сферу. И возможность создания межэгрегориальных переключений с соответствующими энергетическими течениями и иными эффектами при совмещении таких фокусов.

И возможность получения информации (а ее там действительно много) об эгрегориальных событиях и фактах. И даже возможность программирования эгрегора, - такую, чтобы в какой-либо области он «работал» в нужном для вас направлении. Открывается панорама приемов модификационного взаимодействия с эгрегором, позволяющих добавить в структуру эгрегора новые домены или, наоборот, подавлять их, управлять переключениями внутри эгрегориальных комплексов, создавать любое программное обеспечение.

Появляется возможность использовать манипуляционные техники эгрегориальной работы, управление эгрегорами и их взаимодействием, формирование самого событийного рисунка психоэнергетической ткани социума. И, разумеется, многие другие преимущества...Их объединяет одно: сохранение независимости личности, практическое достижение человеком нужных персональных и социальных эффектов.

Эти возможности так велики, что гармонично пользоваться ими, обладая просто внеэгрегориальной позицией, затруднительно просто в силу затрат энергии внимания. Нужен инструмент, позволяющий делать это полуавтоматически, формирующий управляемую силовую и информационную конструкцию, действующую в качестве посредника или ретранслятора между внеэгрегориальным человеком и эгрегориальным миром.

Для этого нужно создать собственный эгрегор и научиться управлять им - остаться эгрегориально защищенным и встать в позицию надэгрегориального игрока. Причем лучше всего подойдет не эгрегор собственной фирмы или собственной семьи. Нет, такие эгрегоры не подойдут, потому что они уже исходно ориентированы и уже «живут» сами по себе и в собственных интересах (хотя ими тоже возможно управлять в очень широких пределах).

Значительно эффективнее окажется другой эгрегор. Такой, где вы сами, лично, выступаете в роли основного эгрегориального инструмента, а в качестве источников энергии окажутся потребности других людей, которые вы и так удовлетворяете в процессе социальной жизни. Вот такой эгрегор действительно открыт для самого гибкого управления, его можно расширять в огромных пределах, он способен взять на себя все выполнение задач вашего взаимодействия с другими эгрегориальными структурами и получать от их движения неограниченную энергетическую поддержку. По сути, он может выступать в роли мобильного конструкта, объединяющего эгрегориальные силы в едином движении невообразимой мощи.

Но нам важно видеть, что такой механизм при правильном подходе и программировании, действительно ставит человека в надэгрегориальную позицию. Пусть этот эгрегор при своем рождении меньше, слабее и проще, чем вековые эгрегоры коллективного бессознательного – у него есть преимущество перед стихийными сородичами. Он координируем волей разумного человека.

И надэгрегориальные возможности у него – это возможности человека. Поэтому неправильно думать, что «над» означает «сильнее», «больше», «мощнее», чем другие эгрегоры. Ведь человек может управлять и слоном, и лошадью. Но глупо было бы пытаться сражаться с тигром на его условиях и в его стихии, вооруженным только данными от рождения зубами и ногтями. С другой стороны, человеку и не нужно вступать в безнадежный поединок. Он избегает драки, но управляет животным, обеспечивая ему комфортное существование и направляя его свободные силы в своих целях, потому что человек – существо умное и умелое.

Так и надэгрегориальный человек просто направляет энергию и силы других эгрегоров, потому что обладает разумом и защищен от дурмана сверхрациональности. Человек может влиять на причину движения эгрегора, но сам не подвержен его воздействию.

Только вот среда, в которой обитают эгрегоры, малознакома человеку и может активно на него влиять. И уже существующие в ней эгрегоры совсем не дрессированные лошадки, а необузданные кланы мощных древних созданий.

И поэтому для управления ими нужен такой же организм, как они, но ручной, сознательно созданный и разумно координируемый человеком. Персональный эгрегор, о котором мы уже говорили.

Персональная эгрегориальная структура, созданная и управляемая защищенным человеком, ставит его в надэгрегориальную позицию, позволяющую без отрицательных последствий для себя использовать все потенциальные преимущества эгрегориального мира – любых других эгрегоров, их энергоинформационного и социального взаимодействия, их долговечности и прочности.

И это – доступная для каждого человека реальность.

Жизнь, полная впечатлений и переживаний, каждое из которых приносит пользу и служит для личности ступенькой в ее активной эволюции к лучшему будущему. Люди, сознание которых не замутнено и которые движимы нравственным разумом, а не стадным чувством и манипуляциями адептов и агентов глобализма. Жизнь в мире, где разум строит и ведет вперед, умножая добро, наполняя море счастья и радости. Реальность Человека свободного, ответственного и сильного в бесконечной реальности его многоплановой Вселенной, реальность субъекта и рачительного хозяина реальности.

Но, как водится, для этого нужно кое-что уметь.

Готовы? Тогда приступим.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

ЛИТЕРАТУРА

1.Алексеев В.П. Становление человечества. М.,МГУ, 1984.

2.Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М., Наука,1977.

3.Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л., ЛГУ, 1968.

4.Бахтин М. М. Тетралогия. Сост. И. В. Пешков. М., «Лабиринт»,1998.

5.Бердяев Н.А. Самопознание. Опыт философской автобиографии. М., Книга, 1991.

6.Верищагин Д.С., Титов К.В. Полный учебный курс Школы ДЭИР, СПб, «НП», 2004.

7.Выготский Л.С. Мышление и речь // Собр. соч. в 6 т.т., М., 1982.Т.5

8.Гессен С.И. Основы педагогики. Введение в прикладную философию. М., «Ш-П», 1995.

9.Гуссерль Э. Философия как строгая наука. Новочеркасск, изд-во «САГУНА», 1994.

10. Елисеев О.П. Практикум по психологии личности. СПб., – М.: «Питер», 2003.

11. Ильенков Э.В. Философия и культура. М.: Изд-во полит. лит., 1991.

12. Кант И. Антропология с прагматической точки зрения. СПб, Наука, 1999.

13. Ключевский В.О. Курс русской истории. Ч.1., М.: ГСЭИ, 1937.

14. Къеркегер С. Страх и трепет. М.: Республика, 1998.

15. Лем С. Сумма технологий. СПб.: Изд-во АСТ, 2002.

16. Лотман Ю.М. Семиосфера. СПб., Искусство-СПб, 2000.

17. Мамардашвили М. Необходимость себя. М., «Лабиринт», 1996.

18. Маслоу А. Г. Дальние пределы человеческой психики. СПб., «Евразия», 1999.

19. Мясищев В.Н. Психология отношений. // Избр пс тр. М.- Воронеж, изд-во ИППСИ, 1995.

20. Найссер У. Познание и реальность. М., Прогресс, 1981.

21. Овчаренко В.И. Трансфер. // Новейший философский словарь. Минск, 1998.

22. Парсонс Т. О структуре социального действия. М., Академический проект, 2002.

23. Петровский В. А. К психологии активности личности. // М.: Ж. ВПЛ, 1975, № 3.

24. Петровский В.А. Парадигма субъектности. Ростов-на-Дону: «Феникс», 1996.

25. Петровский В.А. Идея свободной причинности в психологии личности. // Психология личности. СПб., «Питер», 2000.

26. Поршнев Б. Ф. О начале человеческой истории. М., Наука, 1974.

27. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. М., ИПЛ, 1979.

28. Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. М.: ГПИ, 1957.

29. Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии. Отв. ред. Е. В. Шорохова. М., Педагогика, 1973.

30. Сафронов И.А. Человек. Вселенная. Время. СПб., изд-во СПбГУЭиФ, 1997.

31. Слободчиков В.И., Исаев Е.И Психология человека. Введение в психологию субъективности. М., Школа-пресс, 1995.

32. Стрельченко В.И. Диалектика снятия в органической эволюции. Под ред. Е.Ф. Солопова. Л., Наука, 1980.

33. Титов К.В. Феномен сенсорных проекций в современном человекознании. М., изд-во АПКиППРО, 2004.

34. Толстой Л.Н. Детство. Отрочество. Юность. М.: «Просвещение», 1970.

35. Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. Издание 2-ое. Пер с нем., М., Наука, 1991.

36. Фромм Э. Психоанализ и этика. М., Республика, 1996.

37. Фуко М. Слова и вещи: археология гуманитарных наук. СПб, 1994.

38. Шадриков В.Д. Происхождение человечности. Изд. 2-ое, М., Логос, 2001

39. Шарден П.Т., де Феномен человека: Пер. с фр. М., Наука, 1987.

40. Шерток Л., Соссюр де Р. Рождение психоаналитика. М., Прогресс, 1991.
41. Шестов Л. Апофеоз беспочвенности. Отв. ред. Н. Б. Иванов. Л., ЛГУ, 1991.
42. Шпет Г.Г. Психология социального бытия. М.– Воронеж, 1996.
43. Энгельс Ф. Диалектика природы. М., Политиздат, 1982.
44. Эриксон Э. Детство и общество. Пер. с англ. М., Республика, 1997.
45. Юнг К.Г.Психологические типы.М.: Изд-во «Прогресс-Универс», 1995.

Титов Кирилл Валентинович

Эгрегоры и архетипы

энергоинформационной цивилизации

Монография

Редактор Е.Н. Обухова

Верстка О.В. Андреевой



PDF Печать E-mail
 

Новости сайта


Дорогие мужчины! Тренинг-центр «Возможности Человека» поздравляет вас с праздником 23 февраля - Днем Защитника... Далее...

Открыта запись на семинар "Перекрёстки", авторский проект К.В. Титова. Семинар традиционно будет проводиться на... Далее...

Вы хотите стать по праву уверенным в себе? Быстрее и проще достигатьсвоих целей? Научиться управлять... Далее...
Joomla! Україна